Из истории забастовочного движения на Днепровском заводе

Заводские истории
Кратная хроника событий:
1890-1892 гг. - разрозненные выступления отдельных групп рабочих завода с требованиями повысить зарплату.
1900 г., апрель-май - две стачки. Требования 8-часового рабочего дня и улучшения экономического положення робочих.
20-21 декабря 1903 г. - первая всеобщая забастовка на заводе. На подавление брошены войска и полиция.
12 января 1905 г. - в знак солидарности с бастующими рабочими Петербурга объявлена забастовка.
3-21 февраля 1905 г. - общезаводская забастовка. Предъявлено 25 пунктов требований к администрации.
12 октября 1905 г. - политическая демонстрация в Каменском. Казаки стреляли в рабочих.
13 декабря 1905 г. - боевой стачечный комитет принимает решение о присоединении ко всеобщей политической забастовке.
25 декабря 1905 г. - в Каменское вводятся верные правительству части.
Август 1910 г. - забастовка рабочих рельсобалочного цеха с требованием повышения зарплаты.
13 июля 1913 г. - забастовка рабочих проволочного цеха, требующих повышения расценок.
14-16 июля 1915 г. - забастовка, в которой приняли участие 3200 рабочих.
1-18 апреля 1916 г. - самая крупная забастовка с участием 7 тысяч рабочих.
1 марта 1889 года в торжественной обстановке была задута первая доменная печь Днепровского завода ЮРДМО. Спустя два месяца вступили в строй коксовые печи, а через три – задута вторая доменная печь. К началу июля были пущены бесемеровское и сталелитейное отделения, а в конце 1889 года – железопрокатное и мартеновское отделения. Акционеры не ошиблись в расчетах. В первый же год прибыль составила 789 тысяч рублей, а через восемь лет, в 1897 году, чистый доход предприятия возрос до 4,2 млн рублей. В 1899-м величина прибыли завода достигла 40% стоимости его строительства. Из десяти заводов Юга России он выпускал наибольшее количество продукции.
В 1913 году кроме пяти домен на заводе действовали 10 мартеновских печей, три бессемеровских конвертора, рельсобалочный, железопрокатный, среднесортный, проволочный, листопрокатный, осевой, бандажный цеха.
В 1889 году заводу было предоставлено право участвовать во Всемирной промышленной выставке в Париже, где ему присудили Большую золотую медаль, а на Всероссийской промышленной выставке в 1896 году в Новгороде его наградили Государственным гербом.
Заводской клуб.


Постоянное расширение Днепровского завода требовало большого количества рабочих рук, что не могло быть удовлетворено за счет местного населения. Неквалифицированная рабочая сила набиралась из бедняков не только Екатеринославской и прилегающей к ней губерний. Приезжали крестьяне из Белоруссии, Прибалтики. Устроиться на хорошо оплачиваемую работу было делом непростым. Каждое утро сотни людей стояли у ворот в ожидании мастеров, отбирающих самых здоровых и сильных. Одним из таких парней был и А. Булахов, вспоминавший, как пришлось голодать, бедствовать, чтобы поставить «магарычи» одному из десятников, дабы тот помог устроиться на завод.
Хата в селе Каменском.


В 1905 году количество травмированных составляло треть работавших на предприятии. В архиве сохранился «договор» заводоуправления и Прасковьи Андреевны Маймур, вдовы погибшего рабочего доменного цеха Ивана Ефимовича Маймура, где она обязывалась не предъявлять претензии ЮРМО после выплаты ей годичной пенсии в размере 128 руб.96 коп. в качестве вознаграждения.
Сейчас, иллюстрируя положение в Каменском и на заводе, сравнивают заработки рабочих с ценами на продукты. На 80 копеек, которые получал в день чернорабочий, можно было купить фунт ржаного хлеба за 3 копейки или пшеничного за 4 копейки, фунт мяса лучшего сорта за 18 копеек, сахара - за 15 копеек. Слесарь получал 3 рубля в день, кузнец – 2 рубля. Наверное, за этими заработками и съезжались люди в приднепровское село. И больницу открыли, и заводское училище, и народную аудиторию. Тогда остается открытым вопрос: если так хорошо жилось в Каменском, почему же то и дело возникали крупные забастовки рабочих завода?
Каменское - вид нагорной части села.


Думаю, что даже беглое ознакомление с требованиями забастовщиков проливает свет на действительное положение дел. Итак, сохранились воспоминания участников тех событий, документы жандармского управления, донесения уездного исправника.
Последний доносил губернатору, что в ночь на 7 декабря 1899 года на улицах Каменского были разбросаны литографические прокламации, призывавшие рабочих к организованной борьбе за политическую свободу с целью улучшения их положення. В 1901 году в селе уже появляется газета «Искра». 2 мая 1903 года пристав сообщает, что в ночь на 1 мая неизвестными злоумышленниками на Днепровском заводе и на улицах села были разбросаны прокламации, призывающие робочих к устройству 1-го числа враждебных правительству демонстраций.
7 августа 1903 года уездный исправник докладывает губернатору, что группа рабочих собралась на восточной окраине Каменского, где агитаторы читали «Искру». Это событие не зря привлекло внимание - именно в этот день в Екатеринославе началась всеобщая забастовка. Рабочие вышли на демонстрацию, но были встречены винтовочными выстрелами.
В начале века разразился промышленный кризис, сказавшийся на Днепровском заводе, где вынуждены были потушить доменную печь, уволить 850 человек в 1902 году, а в начале 1903 года за воротами оказались еще около тысячи рабочих. Каменчане готовы были присоединиться к екатеринославцам в августе, но завод получил новые заказы, и несколько сот уволенных были приняты обратно с обещанием администрации повысить заработки. Своих обещаний руководство завода не выполнило. Были уволены 200 человек, а в доменном цехе еще на 20% была урезана зарплата вместо обещанного ее повышения. К тому же, в декабре с рабочими Днепровки рассчитались не полностью, предложив часть зарплаты получить товарами из лавки потребительского общества.
Каменское - колония для заводских рабочих.


20 декабря 1903 года можно считать началом стачечного движения в Каменском. 300 доменщиков, получив не полностью и без того урезанную зарплату, оправились к главной конторе, потребовав директора. Тот в грубой форме приказал им приступить к работе. Рабочие забросали его камнями и палками, и разгневанная толпа двинулась к первым заводским воротам. Сюда были вызваны полицейские во главе с приставом, вынужденные отступить под натиском рабочих. Ворота были разбиты, а рабочие двинулись в цеха, призывая к забастовке в знак протеста против произвола администрации и полиции. На заводской гудок прибыли рабочие дневной смены. Днепровский завод остановился. Ночью в Петербург была отправлена телеграмма директору департамента полиции о бунте робочих. В Каменское прибыл губернатор, были вызваны войска.
21 декабря на рассвете прибыли конные городовые, два батальона солдат, губернатор, прокурор, начальник губернского жандармского управления. На квартиры рабочих, не явившихся на завод, были отправлены солдаты и полицейские. Свыше 100 человек были уволены с завода, нескольких отдали под суд. Первое выступление закончилось поражением.
12 января 1905 года металлурги объявили стачку в знак протеста против расстрела в Петербурге шествия рабочих к Зимнему дворцу. 17-18 января на заводе вспыхнула забастовка, о которой вице-губернатор докладывал министру внутренних дел. 1 февраля делегация рабочих предъявила требования из 25 пунктов, выработанных стачечным комитетом. Ни один из них не был принят администрацией. 8-часовый рабочий день, как было сказано в ответ, приведет к полному разорению завода, и «вопрос может быть решен в законодательном порядке одновременно во всех странах мира»; было отказано в повышении расценок и увеличении на 20% заработной платы; отклонены требования о выдаче полного заработка в случае увечья и половинного заболевшим или травмированным. 3 февраля рабочие не приступили к работе. Только это вынудило администрацию пойти на удовлетворение некоторых пунктов. На Базарной площади собрались тысячи людей. Услышав, что их требования не приняты, они решили не только продолжить забастовку, но и прекратить снабжение завода водой, выключить электричество, что и было сделано. Такое развитие событий было предусмотрено: в тот же день, 4 февраля, в Каменское прибыли две роты солдат Литовского полка в дополнение к уже находившейся здесь роте казаков. Стачка продолжалась почти три недели, и только 21 февраля предприятие возобновило работу. Требования не были удовлетворены.
Объявление о недопустимости забастовок.


В июне в Каменском произошла стачка в поддержку восставших на броненосце «Потемкин».
12 июля 1905 года все цеха завода одновременно прекратили работу. Снова были посланы казаки, вызвана рота солдат. В ответ директор завода Гужевский вывесил объявление, что если 14 июля рабочие механического, модельного цехов и паровозного депо не приступят к работе, они будут уволены, а цеха закрыты. В ответ были представлены требования рабочих – 8-часовый рабочий день, повышение зарплаты, уменьшение вычетов на церковь и костел, отмена штрафов, увольнение начальников цехов и инженеров, деспотически обращающихся с рабочими. Вызванные казаки дали залп по собравшейся у главных ворот завода толпе. Был тяжело ранен Каленик Шполяренко, умерший в тот же день. Забастовка была подавлена.
Церковь в Каменском. В дальнейшем станет Свято-Михайловским собором.


Днепродзержинский Костел Святого Николая, построен в 1897 году.


Кровь пролилась и 13 октября во время демонстрации, организованной в поддержку октябрьской политической стачки московских и екатеринославских рабочих. На этот раз от пуль казаков погибли трое ее участников. В Каменском начались погромы и грабежи. От рук черносотенцев погибли несколько десятков еврейских семей.
Как видим, события в Каменском, предшествовавшие декабрьскому восстанию 1905 года, были бурными. В ноябре рабочие Днепровского завода проводят по цехам выборы совета рабочих депутатов в ответ на императорский манифест от 17 октября о созыве законодательной Думы. Председателем его стал Исаак Михайлович Беседов. Советы по всей Российской империи создавали боевые стачечные комитеты, готовясь к вооруженному сопротивлению. Предшествующий опыт подавления забастовок в Каменском показывал, что без этого не обойтись. Вынося решение об участии во всероссийской стачке, объявленной 7 декабря 1905 года, совет рабочих депутатов создает боевой стачечный комитет, во главе которого стоит тот же Беседов. В его состав входят даже некоторые «господа служащие Днепровского завода», жалование которых были намного выше заработков простых робочих. Лозунг политической стачки «Долой самодержавие!» нашел поддержку не только у рабочих.
К тому же, наверное, следует вспомнить, что в 1905 году начал формироваться парламентаризм в нашей стране, и советы рабочих депутатов были коалиционными многопартийными органами. Наряду с социал-демократами, расколовшимися на большевиков и меньшевиков, в них входили эссеры и бундовцы, трудовики и беспартийные. Опыт стачек 1905 года показал, что императорское правительство идет на политические уступки только под нажимом. Участие в боевом стачечном комитете Каменского представителей различных партий и сословий также свидетельствует о том, что в обществе росла волна негодования, направленная против существующей власти, ее порядков. На станции Запорожье-Каменское был также создан боевой стачечный комитет, подчинявшийся делегатскому собранию Екатерининской железной дороги. Отказываются поднимать оружие против робочих солдаты полков Екатеринославского гарнизона. Восемь уездов губернии были охвачены крестьянскими волнениями. Солдаты Бердянского полка, к командованию котрого обратился за поддержкой пристав, отказались выступать против рабочих, приняв резолюцию «Не поднимать оружия против своих товарищей — рабочих, которые объявили забастовку».
Для подавления политической забастовки в Екатеринославскую губернию были введены новые воинские части. 12 дней продлилась политическая стачка в Каменском. Совет рабочих депутатов и боевой стачечный комитет установили вооруженную охрану завода и поселка, а еще обложили налогом наиболее зажиточную часть каменчан в пользу бедняков. В поселке стояла сотня донских казаков, готовых применить оружие в случае «вооруженных волнений». Екатеринославский совет рабочих депутатов не призвал к вооруженному восстанию, а принял решение о прекращении борьбы.
Репрессивная машина была включена. Организаторов забастовки выявили, арестовали и предали суду. Сотни рабочих были уволены. Директор–распорядитель завода И. И. Ясюкович «Циркуляром господам служащим», дав оценку их участия в декабрьских событиях, составил их список и назначил наказания.
И. М. Беседов был арестован, но освобожден из тюрьмы под 300 рублей залога. 35-летний электрик Днепровского завода появился в поселке в 1904 году, приехав с Могилевщины, где вступил в ряды РСДРП. С тех пор его имя накрепко связано с событиями, происходившими в Каменском.
Но, несмотря на увольнения, аресты, ссылки, уже в феврале 1906 года на заводе вновь началась стачка, грозившая остановкой доменных печей. Прибывший вице-губернатор подтвердил угрозу администрации о немедленном закрытии завода, если стачка не прекратится 22 февраля.
Тем не менее, выступления 1905 года принесли свои результаты. Появился профессиональный союз металлистов. Была построена столовая для рабочих. Начали строить бани. Банный спуск и Банная улица приобрели свое название благодаря им. В музее «Дзержинки» хранятся «Заявления, представленные заводоуправлению выборными от рабочих Днепровского завода 1 февраля 1905 года», где девятым пунктом требовалось «устройство бесплатных удобных бань вне завода для рабочих и их семей». Летом 1906 года это заявление было удовлетворено. Баня была построена и на территории завода.
Но, очевидно, предвидя последующие события, построили и стену, отгородившую Верхнюю колонию.
Здание столовой для рабочих.


Столовая для рабочих.


Профсоюз металлистов, появившийся на заводе, занялся оказанием материальной помощи безработным, иногда робко пытаясь предъявлять требования администрации. Но даже эта деятельность вызывала пристальное внимание полиции. Например, в 1909 году ею было проведено четыре обыска помещения, после которых профсоюз был закрыт.
Ежегодно за воротами завода оказывались сотни рабочих, но массовых выступлений в Каменском не было до 1912 года. В конце 1911 года вновь создается местный комитет РСДРП, заявивший о себе подготовкой забастовки к 1 мая 1912 года. Сюда направляются рабочие екатеринославских заводов Д. И. Тюленев (впоследствии возглавил совет рабочих депутатов Кисловодска и был там расстрелян в 1918 г.), Н. А. Колюбаев, Е. Я. Локтюхов, которые привезли с собой типографию. Но жандармы тоже не дремали, проведя в ночь на 30 апреля аресты более 20 человек. Забастовка была сорвана. Но Днепровский завод продолжает привлекать большевиков. В конце лета того же года в Каменское прибывает член ЦК Д.И. Шварцман, поставивший перед местными большевиками задачу активизации работы и активного участия во всех легальных рабочих организациях. Перед этим 3 июля полиция арестовала 22 человека по обвинению устроить политический митинг. Через несколько дней на заводе были арестованы еще 32 человека. Аресты были связаны с агитацией перед выборами в Четвертую Государственную Думу.
В феврале 1913 года начальник губернского охранного отделения предписывает приставу уволить с завода как политически неблагонадежного А. Войцеховича, распространявшего «Правду». 3 января 1914 года на проходной завода был задержан рабочий со 143 экземплярами «Пролетарской правды». 9 декабря 1913 года в Каменское приезжает депутат Государственной Думы Г. И. Петровский, прошедший по спискам РСДРП (б), член социал-демократической фракции. Летом 1912 года принимаются законы о страховании рабочих. А ведь об этом шла речь в требованиях рабочих в 1905 году. И если сторонники либерализма использовали принятие этих законов как пример поступательного реформизма, то большевики, выпуская журнал «Вопросы страхования», настоятельно требовали страхования рабочих за счет средств государства и предпринимателей, ведь увечья получали на заводах, принадлежащих им. Создание больничных касс социал-демократы также стремились использовать легально, добившись устранения представителей администрации из правления кассы и увеличения размеров пособия. Эсдэки вошли в правление и ревкомиссию.
Заводская больница.


Несмотря на то, что в городе постоянно находились войска, готовые подавить массовые выступления, все же забастовки в отдельных цехах проходили. К 1914 году каменские большевки уже имели не только типографию, но и оружие.
Первая массовая стачка, в которой приняли участие 3200 рабочих Днепровского завода, вспыхнула 14 июля 1915 года. Администрация удовлетворила требования бастующих – была назначена прибавка к зарплате на весь период войны в связи с растущей дороговизной на продукты. Кроме того, прокатчикам, а в основном они были участниками стачки, назначалось пособие на случай вынужденных простоев.
6 января 1916 года забастовали новомартеновцы, потребовавшие прекращения обсчетов и повышения заплаты на треть. Кроме того, они потребовали 8-часового рабочего дня и прекращения войны! На следующий день забастовка становится всеобщей. Около семи тысяч металлургов не вышли на работу. В поселок срочно были вызваны войска из Екатеринослава, занявшие основные объекты завода. Переговоры директора с представителями бастующих зашли в тупик, и 10 января прибывшие высокие чины предупредили, что если стачка не будет прекращена немедленно, то будет применена военная сила. Опасность кровопролития была более чем реальной. Администрация повысила плату большинству рабочих, пойдя на уступки. Завод начал работать.
Но уже 1 апреля бросили работу котельщики, получив сведения, что за март их зарплата будет ниже февральской. Администрация уволила всех участников забастовки. Тогда в знак солидарности с ними рабочие других цехов начали бросать работу. Стачка превратилась во всеобщую. Из пяти доменных печей работали две. Да и то их обслуживали военнопленные. Кроме повышения зарплаты и 8-часового рабочего дня было выдвинуто требование немедленно восстановить на работу всех уволенных. Прибывают на подкрепление допольнительные силы войск и полиции. Директор объявляет уволенными всех, кто не приступит к работе. Но рабочие и не думали отступать. Прибыла правительственная комиссия, пригласившая на переговоры уволенных котельщиков. У одного из них, Я. Горшкова, посмотрев по расчетной книжке заработок, спросили, почему он, имея приличные деньги, принимает участие в забастовке. На это рабочий ответил, что его заработок намного выше зарплаты большинства, поэтому он бастует в знак солидарности с товарищами.
Народная аудитория. Построена в 1900 году. Ныне - музыкально-драматический театр.


Зарплату вынуждены были повысить многим категориям рабочих. Но в то же время 360 человек были мобилизованы и отправлены на фронт, были арестованы М. Арсеничев, И. Беседов, А. Беспалов, И. Колюбаев. А. Губа, Д. Тюленев и другие. На этот раз меры были приняты жесткие – суд, ссылка, откуда они вернутся только после февральской революции 1917 года.
Днепровчане будут бастовать еще и в 1926 году, когда повысят нормы выработки без изменения расценок. В архиве области сохранилась стенограмма рабочего собрания мартеновского цеха, на котором обсуждались требования рабочих. А перед этим ОГПУ обнаружило листовку, в которой почем зря костерились «зажравшиеся коммунисты». Автора ее нашли довольно быстро. Им оказался чернорабочий Баранов, демобилизованный из РККА, участник гражданской войны, бывший командир эскадрона. Один из выступавших на собрании руководителей завода укорял в антисоветизме участников, вспоминая былые забастовки. Мол, мы тоже не призывали свергать царя в свое время, а требования у нас были тоже по зарплате, требовали кружку у бачка с питьевой водой, а вели людей к свержению власти. Но организовывая «такие дела, никогда не отключали воду и не останавливали электростанций, понимая, что вода и свет нужны и нашим семьям». Судя по всему, забастовка была тоже всеобщей, если говорилось об отключении воды и света.
Р.S. Чем отличаются события 100-летней давности от выступлений рабочих 90-х годов? Не могу припомнить ни одной забастовки на заводах. Вот маршрутчики бастовали. Прекращали торговлю предприниматели на рынке. А заводчане и подрядчики протестовали против невыплаты зарплаты, разбивая палаточные городки голодающих. Массовые увольнения в Днепродзержинске не вызвали ни митингов, ни демонстраций. 1 мая, День солидарности трудящихся, казалось бы, день, когда можно было бы проявить эту самую солидарность в виде митингов и шествий, проходит «без скандалов». Может быть, потому, что массовые увольнения согласовываются с профсоюзами? По логике, если согласны, то против чего протестовать? Тихо ликвидированы организации и многие заводы, чьи корпуса стоят теперь пустыми.
Возможно, правы те, кто утверждает, что пролетариата, которому нечего терять, кроме собственных цепей, давно нет. И только в музеях и архивах остались воспоминания о бурном начале минувшего века. Любопытно бывает заглянуть в их залы.
Людмила Глок, специально для газеты "Событие".
В публикации использованы фотографии, принадлежащие Днепровскому металлургическому комбинату имени Ф. Э. Дзержинского.

Категория: