Театр - это живой организм

О буднях и перспективах Днепродзержинского академического музыкально-драматического театра им. Леси Украинки рассказала нашим читателям его директор Маргарита Кудина

- Для театра начался новый год. Чем живет театр? Какие перспективы его развития вы видите сегодня?

- Театр хорошо и достойно закончил год 2015-й по всем показателям. После напряженной работы во время зимних праздников актеры и работники отдохнут в течение трех-четырех дней, после чего начнется подготовка к фестивалю «Классика сегодня», работа над новыми постановками.

Как директора меня, естественно, волнуют, прежде всего, перспективы совершенствования материально-технической базы театра. Для того, чтобы наши спектакли, концерты проходили на уровне, достойном наших зрителей. Мы приобрели новое современное оборудование для радиоцеха: пульт, микрофонные устройства. Но поскольку проводка в здании театра очень старая, то чувствительная электроника не выдерживает перепадов напряжения, происходят сбои. Поэтому нам пришлось пока вернуться к работе на старом пульте. Кое-где, в ходе текущих ремонтов, проводку заменили. В радио- и осветительном цехе - пока нет. На днях начнем изучать, что можно исправить, пригласили специалистов. На это, естественно, нужны средства.

Несколько лет назад купили для осветительного цеха пульт. Современный. Хороший. Но для его полноценной работы нужны диммерные блоки, с помощью которых можно уменьшать напряжение, а они очень дорогие! Их покупку мы однозначно не осилим. Я советовалась со специалистами из других театров, и кажется, нашлось решение, которое позволит нам обойтись без диммерных блоков и постепенно заменить нашу старую тиристорную.

Конечно же, хотелось бы, чтобы в театре все сияло чистотой, свежестью и соответствовало современным эстетическим запросам. Текущий ремонт помещений мы делаем самостоятельно. В 2015 г. отремонтировали гримерки (для актеров это второй дом), туалеты для зрителей, покрасили стены в фойе. Хочется, чтобы у нас был достойный, красивый зрительский гардероб.

Но некоторые ремонтные работы можно провести только с помощью бюджетного финансирования. Так, в 2013 году за счет бюджета были заменены двери, отремонтировано крыльцо парадного входа. Уже два года как готов проект замены дверей в зрительный зал, ремонта самого зрительного зала, там все не менялось с 80-х годов. Все это непросто, ведь здание нашего театра является памятником архитектуры местного значения, поэтому и проект, и ремонт должны делать только те организации, которые имеют на это лицензию. Для того, чтобы театр отвечал современным требованиям, его необходимо остановить на год - полтора и сделать капитальный ремонт. Это большие средства. Например, сметная стоимость капитальных ремонтов театров Николаева, Одессы, Полтавы пять лет назад составляла около 35 млн грн. Сейчас все подорожало где-то в три раза. Я понимаю, что пока таких денег в городе нет. Поэтому мы стараемся всеми силами как можно больше зарабатывать, что-то сами делать, чтобы соответствовать профессиональному и техническому уровню. Будем говорить так: мне не стыдно пригласить гостей, при том, что сделано далеко не все.

- О планах творческих расскажете?

- Театр - это живой организм. Сегодня наш театр находится в хорошем творческом тонусе, и для того, чтобы эту планку держать, нужно постоянно работать. Сейчас много сил отдаем подготовке 10-го (юбилейного) Международного театрального фестиваля «Классика сегодня», который пройдет в мае этого года. Вообще-то он должен был состояться еще в прошлом году, но, учитывая политическую ситуацию, военные действия, мы приняли решение перенести его проведение на этот год. У нас много заявок от театров, делаем экспертный отбор участников будущего фестиваля. А сами будем ставить к фестивалю шекспировского «Гамлета». Наш художественный руководитель Сергей Чулков приступит к репетициям в начале февраля. Немножко погодя мы созовем пресс-конференцию, когда будем знать о театрах, которые отберем на фестиваль.

Мы ведем активную гастрольную деятельность. Часто показываем спектакли в Днепропетровске, один раз в квартал выезжаем в Одессу, нас любят и ждут зрители Черкасс, Полтавы, Кременчуга. А ведь сначала было очень сложно выезжать. Например, Одесса. Это большой театральный город с очень искушенным и избалованным зрителем, а тут приезжает какой-то Днепродзержинский театр. На первых порах с опаской к нам шли. Но когда на фестивале «Встречи в Одессе» мы показали спектакль «Метод Гренхольма» и весь зрительный зал аплодировал стоя и были великолепные отзывы международного жюри, мы поняли, что наше искусство может быть востребовано и в таких крупных культурных центрах. А сейчас залы на наших спектаклях в Одессе заполнены, зрители говорят: «Да, на этот театр стоит пойти!»

Первый выезд в Днепропетровск тоже был сложным, 120 билетов в театре Горького были проданы с большим трудом. Мне было плохо, но я понимала: нужно ехать. А теперь мы в театре Горького почти не работаем. Мы играем в Оперном театре - на площадке 1200 мест! И зал при этом заполнен на 3/4. В театре Шевченко, в зале на 700 с лишним мест, у нас всегда аншлаг. После гастролей в Полтаве зрители начали даже оттуда приезжать в Днепродзержинск на наши спектакли. Приезжают и из ближайших сел - Сухачевки, Петриковки, Криничек. Это приятно. Но мы не почиваем на лаврах. Я знаю, что если мы только чуть успокоимся и не будем чего-то нового придумывать, наступит спад.

- Кто сыграет главную роль в Гамлете, если не секрет? Известно, что это желанная роль.

- Это только постановщик Сергей Чулков может сказать, я его секреты не имею права выдавать. Распределение ролей уже сделано. Актеры отдохнут и приступим к репетициям. Будем стараться сделать достойный спектакль.

- На предстоящем фестивале театры из России будут у нас в гостях?

- Не планируем. Даже не отсылали приглашения. Поступило много заявок от Европейских театров - Польша, Италия, Прибалтика, Румыния. Радует, что все театры, которые у нас уже были, изъявляют желание приехать опять. Чем прельщаем? Во-первых, образцовой организацией: а во-вторых, у нас члены жюри - специалисты высочайшего уровня, а это важно. Театры едут обменяться опытом и оценить себя со стороны. Наш фестиваль конкурсный. Это важно - услышать отзывы и оценить, совпадает ли их собственная оценка с оценкой других театров и зрителей другого региона. Мы тоже сравниваем, выезжая на гастроли и другие фестивали: а не сильно ли нас наш зритель любит, не видя недостатков?

- После торжественной церемонии награждения лауреатов городской премии в области культуры, искусства и литературы за 2015 год заммэра по гуманитарным вопросам озвучил, что репертуар, по его мнению, «излишне русифицирован». Награждаются деятели культуры и искусств, а со сцены звучит «Ямщик, не гони лошадей», и это вносит небольшой диссонанс. Прокомментируете?

- Будем говорить так. Андрей Геннадиевич (Нестеренко - ред.) - человек новый и театра нашего пока не знает. Не знает нашу программу, спектакли и работу. Мною, как руководителем, да и всем творческим коллективом сказанное было очень болезненно воспринято. И многие зрители (а на двух рождественских концертах было более 1000 человек) потом звонили и интересовались: «Мы что, не патриоты, что ли?» «Ямщик, не гони лошадей» - это классический романс, созданный в начале ХХ века поэтом Николаем фон Риттером и композитором Яковом Фельдманом. В концерте прозвучали шесть украинских песен и были исполнены четыре украинских танца. У нас много лет планомерно осуществляется программа популяризации украинского языка, культуры и литературы. Мы играем спектакли на двух языках. В прошлом году выпустили две премьеры на украинском: сказку «Я - Котигорошко!» и музыкальную комедию по пьесе украинских авторов А. Горина, Э. Яворского и Ю. Шевченко «Божевільна сімейка, або Малюк». В позапрошлом году наш спектакль балет-феерия «Душа поэта» по мотивам поэмы Т. Шевченко «Сон» получил дипломы двух престижных фестивалей. В 2015 году все мероприятия, которые мы проводили с целью популяризации украинской культуры, были изложены в проекте «Слався, Україно!», и этот проект по результатам народного голосования стал финалистом Всеукраинского конкурса «Найкращі соціальні проекти України». Я могу продолжать бесконечно рассказывать о том, что мы делаем в этом направлении. Так что, я думаю, это было несправедливое заявление. Мы понимаем, что Андрей Геннадиевич - человек новый, и готовы ему помогать. И надеемся, что когда он лучше узнает нашу работу, то оценит ее по достоинству.

- Увеличилось ли количество зрителей в последние годы?

- Почти каждый год наших зрителей становится больше. В 2014 средняя посещаемость зала была 38%. В 2015 году - 42%. То есть, на 4% поднялась. Тенденция такова, что с каждым годом заполняемость увеличивается на 4-5%, и это при том, что общий уровень жизни в стране значительно упал. Надо сказать, что средняя за год посещаемость в 30% - это нормально для рабочего, хорошего театра. Но если честно, меня наши 42% не устраивают, и я хочу больше. Предпринимаем для этого много мер, большое внимание уделяем рекламе. Сейчас переходим на электронные билеты, это позволит сэкономить людям время, а мы не будем тратить деньги на печатанье билетов.

И еще, возвращаясь к теме планов. Почти во всех хороших театрах существует не одна сцена. У всех есть вторые и третьи площадки, так называемые малые сцены. И я думаю, что мы уже достигли того уровня, когда нам просто необходима вторая сцена для спектаклей экспериментальных и не только. У нас оркестр, который работает достойно и на высоком уровне. Есть солисты, которые могут исполнять сольные программы. Естественно, в оборудование малой сцены будут необходимы вложения. Вариантов с ее размещением несколько, но наиболее реальный пока один.

- Подробнее можно?

- Существует здание на Гагарина, 3. Напротив нашего театра. Оно, конечно, «убитое», но на третьем этаже есть великолепный актовый зал. Со временем мы можем заменить кресла в нашем зрительном зале, а туда передать эти. Затем так же поступить с оборудованием. Принять активное участие в реконструкции. А когда приведем помещение в порядок, мы сможем увеличить количество спектаклей. Количество зрителя и, соответственно, заработанных средств. Конечно, нужно будет добавить несколько штатных единиц.

Но это даст возможность параллельно проводить больше репетиций, нам катастрофически не хватает репетиционных помещений. Например, мы не можем репетировать на своей сцене, если зал арендован какой-то организацией для проведения профессионального праздника или юбилейного торжества. И отказать в аренде не можем, ведь за нее театру платят деньги. А если у нас выпуск спектакля или концерта приближается, то приходится нагружать творческий состав и обслуживающий персонал, начинать работу раньше, заканчивать позже, сдвигать график репетиций.

С дополнительным залом все это будет проще. Наш существующий творческий актив может давать больше, но для этого нет площадки, нам ее не хватает, а я вижу резерв. Раньше мы показывали вечерние спектакли в пятницу, субботу, воскресенье. Так работают большинство театров. Сейчас мы добавили еще один день - четверг. То есть, мы нагружаем актеров, отнимая время от репетиций. Еще один из рассматриваемых вариантов - открытие на базе второй сцены детской школы театрального искусства. Об этом меня давно просят, думаю, это будет востребовано. Дети, которые выучатся в студии и проявят талант, в дальнейшем смогут работать в театре. То есть, мы воспитаем смену. Кстати, практически вся наша труппа сегодня состоит из выпускников Днепропетровского театрально-художественного колледжа, которые проходили обучение на базе нашего театра. Они все из Днепродзержинска. Для того, чтобы кого-то пригласить из другого города, нужно предоставить жилье и достойную зарплату. Слава Богу, когда мы получили звание академического, наши зарплаты немного увеличились. Они меньше, чем в театрах Днепропетровска и других городов, но все же достойные. И это очень выгодно для театра и города. У нас отток актеров стал намного меньше. Раньше мы их выучим, а они ищут, где дороже и лучше. Но мы все равно ими гордимся. Нам не стыдно за нашу школу и за тех, кому дали дорогу в профессию.

- Несколько лет назад были планы сделать из Свято-Николаевского собора (Голгофы) и театра единый архитектурный комплекс. Как с этим дело обстоит сейчас?

- Я не знаю, как и что сейчас там. Это не моя парафия. По поводу нашего храма знаю, что они планируют что-то строить. При составлении проекта спрашивали наши пожелания и внесли их в проект. Планировалось полностью заменить аллеи и дорожки. Приведение в порядок площади перед театром - там, где самолет, потому что она страшная. Есть снос самолета в проекте или нет - не знаю. Планировалось оборудование автостоянки для зрителей. Во время спектакля напротив входа в театр все забито машинами. Мы предлагали сделать небольшую эстраду, чтобы в теплое время года там мог играть оркестр. Также планировалось сделать летнее кафе, мы могли бы использовать как наше выносное. Мы уже сейчас весной и летом начали выносить столики на улицу - зрители очень довольны. Люди приходят не только соприкоснуться с искусством, но и просто отдохнуть.

- Депутаты Днепродзержинского горсовета решили изучить, сколько зарабатывает театр, для того чтобы определить, какое финансирование ему необходимо. Эти цифры не секрет?

- Чтобы прекратить всяческие домыслы о том, что в театре деньги используются не по целевому назначению или что в нем много денег, мы выставили на нашем сайте страничку, на которую можно зайти и посмотреть информацию о нашей творческой и финансовой деятельности за год.

В этом году мы показали 306 спектаклей, на них побывали 68 857 зрителей. Заработали на спектаклях 2 516 960 грн. Зрителей льготных категорий было 1700, итого зрителей - 70 557. Но мы ведь не только спектакли показываем. У нас есть обменные гастроли, это тоже доходы. Рекламная продукция, программки, бар, услуги по договорам. Всего было заработано 3 млн 90 тысяч гривен.

Я всегда тщательно анализирую нашу работу, и те средства, что прошу у города, всегда обоснованы. Заработная плата - это понятно. Театр академический, и у нас чуть больше зарплата - средний ее размер 4020 грн. «грязными». Вы знаете, что еще вычитается подоходный налог, военный и другие. Выходит, где-то 3200-3500 грн. По Закону о театре мы имеем право на 100% надбавку за звание академического, но не требуем этого, учитывая финансовое положение в городе. Нам доплачивают только 50% оклада.

В среднем билет у нас стоит 35 гривен. В Киеве, например, это 77,90. Но города разные, как и доходы жителей. Если бы билеты в наш театр стоили 200, 300, 400 гривен, то однозначно мы бы в бюджете могли не запрашивать эти деньги. Город дает нам дотацию для того, чтобы зритель мог прийти и посмотреть наши спектакли и концерты, так как зарплаты у людей не так велики. За рубежом билет стоит 40-50 долларов или евро, и это норма. В нашей стране не те доходы. Понимая это, мы очень много проводим благотворительных спектаклей, приглашаем бесплатно посмотреть наши представления семьи участников боевых действий, детей переселенцев, представителей других льготных категорий.

В плане на 2016 год из бюджета нам выделено 14,5 млн грн. Это с налогами, то есть 2 574 200 сразу вернутся в тот же бюджет. Из них остается около 12 млн на зарплату, но опять-таки подоходный налог, военный сбор и другие отчисления вернутся в бюджет. На тепло на коммуналку уходит 1 296 950. На фестиваль заложено 1 млн 100 гривен. Будем, конечно, экономить, мы в этом заинтересованы. К сожалению, нам совершенно не учли обязательную выплату материальной помощи на оздоровление творческим работникам, которая положена по закону. Заложили копейки, чтобы если у кого-то действительно серьезные проблемы, мы могли хоть как-то решить этот вопрос. То есть, тех денег, что запланированы из бюджета на этот год, нам практически не хватит. А если учесть, что ни копейки не заложено ни на текущий ремонт, ни на капитальный ремонт...

- По системе ProZorro. Расскажите об истории с письмом от театра, в котором, со слов чиновников, якобы написано о нежелании театра работать в системе ProZorro.

- Обращение к горсовету, видимо, было не совсем верно истолковано. Первичная информация о необходимости работать в системе ProZorro дошла до меня в не совсем полном виде, а точнее, что работать в ней необходимо с 0 грн. Поэтому было составлено письмо с просьбой разъяснить нюансы. У нас закупки идут непрерывным потоком, и представьте: вдруг у актрисы сломался каблук перед спектаклем. Как можно быстро, через ProZorro исправить эту ситуацию? Никак. А сколько мелочей надо покупать ежедневно! Предохранители, выключатели, лампочки, краски, кисти, ткани! Я написала письмо с просьбой разъяснить мне, как в системе работать и что в нее вносить. Ответа не получила, но в театр приходили наши депутаты во главе с заместителем городского головы Андреем Нестеренко. Они меня выслушали, прошлись по театру, но, возможно, не до конца поняли. Затем на форуме «События» эту тему начали обсуждать в том ключе, что творческие работники в ProZorro работать не желают.

Прежде чем написать письмо, я консультировалась с коллегами по всей Украине, и ничего в нем крамольного нет, можете ознакомиться сами. А ведь по большому счету с системой работать действительно трудно, этому надо обучать, все непонятные вопросы разъяснять. Я обязана была как руководитель обеспокоиться этим. Вот мы и пытались получить разъяснения. Мы зарегистрировались и будем работать в ProZorro. Нам абсолютно нечего скрывать.

- Сейчас все говорят об энергоэффективности. На вашей встрече с заместителем городского головы им была озвучена информация, что театр с 2014 г. постоянно увеличивает бюджетный запрос на электроэнергию и тепло, к 2016 г. увеличив его почти в 2 раза. Это так?

- Я уже предоставила список, что у нас потребление, наоборот, снижается. Откуда были взяты его цифры - не знаю. У нас, наоборот, идет спад потребления. Увеличилось количество энергосберегающих ламп и светодиоды в прожекторах. Мы экономим.

- Директор театра - это администратор или актер? Кто больше?

- Директор театра - это организатор всего процесса. Чтобы вести эту работу, он должен знать творческий механизм. Начинала я актрисой, получила звание заслуженной артистки Казахстана после пяти лет работы в одном из казахстанских театров, потом была ведущей актрисой в театрах Кривого Рога и Днепропетровска. Но, скажу честно, не каждый актер может руководить театром. Я скорее исключение, чем правило. У нас в Украине всего несколько таких людей, которые вышли из актерской профессии в директора. Считаю, что директор из меня неплохой. Не скажу, что идеальный, но неплохой. Мне помогает то, что я знаю театр изнутри. Административную деятельность начинала в качестве замдиректора театра при очень хорошем руководителе, который многому меня научил. У меня от природы есть организаторские способности, я умею учиться, осваивать новые знания и умения.

В Днепродзержинский театр я пришла в 1997 году. Я зашла... И когда увидела, в каком он состоянии, сказала сама себе: быстро отсюда, это восстановить невозможно! Как нужно было постараться, чтобы так убить здание - уму непостижимо. Тогда уже в течение 2 лет делали капитальный ремонт здания. И то ли средств не хватило, то ли еще по каким причинам, ремонт забросили. Сергей Шершнев, который был мэром, когда начинали ремонт, после трагедии с трамваем вынужден был уйти в отставку. Говорят, он хорошо относился к театру, но когда ушел, то театр остался бесхозным, начатый ремонт брошен, стены ободраны, отопление выкорчевано. Труппы не было, многие ушли за это время, репертуара не было. Когда я зашла в здание, у меня полились слезы. Одни мыши и крысы бегали, и две бочки с замерзшей водой стояли на сцене.

Василий Яковлевич Швец, который возглавил город, спрашивал у меня тогда, что нужно сделать, чтобы театр заработал. Я сказала: в первую очередь выплатить людям задолженность, которая к тому времени была полгода. Выплатить 270 тысяч долгов по коммуналке - по тому времени сумасшедшая сумма. Отремонтировать театр и дать деньги для того, чтобы он мог стартовать. Спектаклей вообще не было, начинали с нуля. Тогда он спросил: «А когда театр прибыль будет давать?» Я говорю: «Никогда». Театр не может давать прибыль, это сказано даже в Законе о театре. Тогда в этом кабинете собрали кучку людей, которых смогли найти. Репетировали в бывшем Доме учителя. На театр начали выделять деньги. Отремонтировали одну часть здания, начали ставить спектакли, зарабатывать. Я знала, каким я хочу видеть театр. Если бы я не была актрисой, а линейным администратором, было бы сложнее. Всегда существует конфликт, когда не творческий человек руководит театром. В первую очередь, между режиссером и директором. В творческом коллективе каждый человек - это личность. Театр - это живой организм. А моя работа - организовывать реализацию замыслов творческих людей.

Беседовал Денис Кравец