40 лет со дня восстания жителей Днепродзержинска

40 лет со дня восстания жителей Днепродзержинска

25 июня 1972 в Днепродзержинске произошли события, названные впоследствии революцией. Сотни днепродзержинцев восстали против произвола милиции.

Чем больше времени отделяет нас от Дня советской молодежи 1972 года, тем больше версий случившегося в тот воскресный день. Я расскажу о том, что узнала из материалов служебного расследования, проведенного Днепропетровским облУВД. Копию этого документа, подписанного тогдашним начальником областного управления И.Д.Гладушем, мне дал бывший в то время начальником следственного отдела Днепродзержинского ГОВД А.И.Катальников. Понадобилась она ему 12 лет спустя после событий, когда по состоянию здоровья вынужден был оставить службу и оформлял инвалидность. После удара доской по голове он чудом остался жив.

«Закручивание гаек»

По мнению Алексея Ивановича, причиной случившегося было «закручивание гаек», начавшееся в 1966 году постановлением Совмина «О мерах по усилению борьбы с преступностью», в котором основное внимание было уделено борьбе с пьянством и мелким хулиганством. Попавших в вытрезвитель стригли «под ноль», обязательно сообщали на работу, где принимали меры – лишали премий, выносили выговоры, передвигали в конец квартирной очереди, переносили отпуска, «песочили» на собраниях... Повторное попадание в течение года в вытрезвитель открывало перспективу года принудительного лечения от алкоголизма в ЛТП. Нетрезвое состояние при совершении мелкого хулиганства было отягчающим вину обстоятельством. Что такое административный арест на 15 суток помнят еще многие.

Нарушение инструкций

Служебным расследованием буквально по минутам были восстановлены события 25 июня 1972 года. 23-летний сержант милиции Леонид Виноград и 24-летний младший сержант Юрий Колесник (водитель спецавтомобиля) заступили на дежурство. Леонид служил первый год, а Юрий - второй. Надо было забрать в отделениях милиции задержанных нетрезвых граждан и доставить их в вытрезвитель. Вначале заехали в горотдел за 54-летним Петром Майоренко, затем в линейное отделение за подобранным у железной дороги 49-летним Савелием Куропятником, потом – в Заводский РОВД за 25-летним Валентином Ланиным, в нетрезвом состоянии пытавшемся угнать автомобиль.

Согласно инструкции, сержант Виноград должен был находиться в кузове, где были задержанные. Так и было, пока милиционеры не остановились у киоска попить газировки. После этого Леонид пересел в кабину. Запасливый Колесник тоже нарушил инструкцию, поставив в кузов канистру с бензином. Задержаные не буянили, вели себя спокойно. Правда, у Ланина была в руках зажигалка, но на это никто не обратил внимания. Едва проехав остановку, милиционеры услышали позади взрыв, машину подбросило. Выскочив из машины, сержанты увидели бушующее в кузове пламя. Там горели люди.

Жажда мести

Младший сержант Колесник схватил с сидения одеяло, накрылся ним и успел вытащить из бокового отсека 54-летнего Майоренко. Машину уже окружили люди. В толчее Колесник выронил ручку от задней двери и ее не могли открыть. Два таксиста взломали дверь монтировками. Огнетушителями сбили пламя, выхватив из него еще живых Ланина и Майоренко.

Вокруг машины собиралась толпа. Все понимали ужас случившегося. И виновные стояли перед ними. Кто-то пустил слух, что милиционеры схватили на улице людей, возвращавшихся со свадьбы. К стражам порядка потянулись десятки рук. Даже то, что Колесник, спасая Майоренко, сам получил ожоги лица и кистей, не вызывало сочувствия. Двух парней в милицейской форме пытались запихнуть в кузов спецавтомобиля и поджечь. Подоспевшие сотрудники милиции буквально отбили коллег у разъяренной толпы.

По дороге в 9-ю горбольницу в машине скорой помощи умер Куропятник. Через час скончался Ланин. Меньше суток прожил Майоренко.

Предупреждение на поражение

А люди все прибывали и прибывали. Дежурный горотдела действовал строго по инструкции. Не удавалось быстро найти дежурного сотрудника прокуратуры, до прибытия которого ничего нельзя было трогать. Но толпа требовала действий. Гнев искал выход. И когда, наконец-то машину решили забрать с места происшествия, было поздно.

Уже часам к шести вечера стало понятно, что назревает что-то чрезвычайное. В срочном порядке вызывались на работу сотрудники милиции, советские, партийные и комсомольские работники. Было выдано оружие, но приказано было не стрелять. Лично Л.И. Брежнев просил не придавать событиям политическую окраску и не допустить крови. На постоянной связи был В.В.Щербицкий.

Пока еще машина была на месте, наиболее решительная часть возмущенных направилась к Заводскому РОВД. Навстречу им вышел дежурный офицер с несколькими товарищами по службе. Попробовали уговорить разойтись. Но толпа возмущалась, кричала, надвигалась. И тогда прозвучал выстрел. Пуля ударилась о дорогу, срикошетила и с визгом отлетела. Только после этого восприняли предупреждение о стрельбе на поражение, об ответственности за организацию беспорядков и пожелание разойтись.

Без почтенья к чинам и званиям

Гудя, двинулись назад. А на проспекте Ленина разворачивались новые события. В центре внимания была сгоревшая спецмашина. Вначале ее опрокинули и вновь подожгли. С майора Глущевского , который пытался утихомирить наиболее активных, сорвали погоны. Напрасно было увещевать, что уничтожаются доказательства преступления. В глазах собравшихся все, кто в милицейской форме были преступниками.

Машину привязали к проезжавшему грузовику и потянули к площади Ленина. Двигаясь вслед за сгоревшей спецмашиной, хватали всех, кто был в милицейской форме. Был избит сотрудник одного из райотделов области, находившийся в гостях в Днепродзержинске. На площади Ленина навстречу протестующим вышел безоружный заместитель начальника горотдела подполковник Дудченко. От него требовали немедленно наказать милиционеров, виновных в смерти задержанных. Потом его просто избили.

«Позор!» - скандировали хором. Требовали корреспондентов, начальство из Киева и Москвы. Вышел председатель горисполкома Н.М.Ктитарев. Вот он, начальник, говорите в лицо ему все. Но вместо этого в лицо полетел горящий окурок.

Приказ: не стрелять

Этих нескольких часов, которые бушевал гнев, хватило чтобы в город прибыла часть Внутренних Войск из областного центра.

Сейчас пишут о «лимонках» со слезоточивым газом, о стрельбе холостыми патронами. Спецоружие для милиции не разрабатывалось в значительной степени по политическим мотивам. Для советских людей слезоточивый газ был символом империализма, который подавляет борьбу трудящихся за свои права. Только в середине 70-х приступили к созданию спецсредств, предназначенных для борьбы с массовыми беспорядками. Не было тогда у солдат ВВ ни спецщитов, ни «Черемухи». Были солдатские ремни с бляхами. И были офицеры, обученные подавлять бунты в местах лишения свободы. Перекрывались улицы, ведущие к месту событий, отсекались те, кто мог присоединиться к нескольким сотням, которые успели собраться. Тех, кто не поддавался уговорам идти домой, сажали в автобусы и увозили километров 10 за город – «проветриться».

Протестующие вспомнили об «оружии пролетариата» - камнях, штакетниках. Опыта протестных выступлений не было. Был опыт уличных драк. Над головами одних свистели солдатские ремни, с другой стороны летели камни и сыпались удары палками. Но в массовую потасовку это не превратилось.

Одни остались кричать «Позор!» на площади Дзержинского, другие пошли к горотделу милиции на улицу Ленинградскую. Никто не выдвигал никаких требований. Накал спадал. Были высказаны все обиды к руководству города, милиции. Но в любой момент можно было ждать новой вспышки ярости. И тогда директор ДМК Н.А.Волобуев снял с работы смену металлургов и повел ее за собой на площадь Дзержинского. Многие до сих пор вспоминают грохот рабочих ботинок. Металлурги шли за своим директором, легендарным командиром партизанского соединения.

Если до их появления было противостояние между властью, милицией и горожанами, то потом лицом к лицу встали равные. Те, кто в спецовках не махали кулаками, окликали по именам.

Кто знает, может быть, появление этой рабочей колонны спасло чьи-то судьбы от излома. Во всяком случае, агрессия спала, драк больше не было. Люди начали расходиться.

Преступление и наказание

До утра все разбитые стекла были вставлены. Новый день город встретил заполненным патрулями: три солдата и милиционер в каждом. К небольшим группам подходили и вежливо просили разойтись. Электрички останавливались только на вокзале, проезжая станцию Баглей. Ситуация была взята под контроль. Всем руководителям предприятий и учреждений было дано указание составить списки не явившихся на рабочие места и тех, у кого были синяки и ссадины – следы от драки.

Во время беспорядков пострадали 22 военнослужащих, 7 сотрудников милиции, несколько граждан. Материальный ущерб был оценен в 12012 рублей 4 копейки.

Девять человек были осуждены по ст. 71 УК УССР за организацию массовых беспорядков. Младшему из них было 18 (5 лет лишения свободы), старшему – 38 лет (15 лет лишения свободы). Для некоторых осужденных это было началом «большого пути» по лагерям на просторах страны. Около 20 человек получили сроки за хулиганство.

Уволены из органов и отданы под суд сержанты Колесник и Виноград, получив по 8 лет лишения свободы. Были понижены в должностях все офицеры, занимавшие руководящие посты в горотделе, который был преобразован в горуправление милиции уже месяц спустя после событий. Лишились постов некоторые руководители горкомов КПУ и ЛКСМУ.

Послесловие

Появились воспоминания различных участников и свидетелей событий. Рассказывают разное. Часто противоречивое. Я опираюсь на официальный документ по итогам расследования происшедших событий. Думаю, что ему можно доверять, потому что целью расследования было выяснение степени вины должностных лиц. А судя по последовавшим мерам реагирования, выводы были сделаны соответствующие.

В одной из публикация прочитала о том, что сотрудники архива, выдававшие справку осужденному по делу (один из организаторов, судя по предъявленным обвинениям – по его призыву опрокидывали машину, буксировали ее, призывал громить админздания, бросал камни в стекла и т.д.), узнав о 12 годах по приговору, сказали, что сейчас бы не дали и года.

Вы в это верите? В УК Украины появилась статья о терроризме. А в ходе событий пострадали около 40 человек, здоровью которых был причинен вред.

А еще обратите внимание на то, что были наказаны руководители горотдела милиции и другие должностные лица. И понесли наказание сержанты, по вине которых погибли люди. Никто их не выгораживал и не пытался оправдать, о чем часто приходится узнавать сейчас.

И прав майор Катальников, увидевший истинную причину бунта: нельзя зажимать гайки до упора, доводить людей до вспышек неуправляемого гнева.

Та толпа не была многотысячной. Состояла из нескольких сотен. И большинство из них были трезвыми, несмотря на воскресный день. Но они высказали власти в лицо «Позор!». И сумели изменить положение вещей.

Людмила Глок