Алексей Сокол - загадки и тайны архитектора и художника, прославившего Днепродзержинск

Спас нерукотворный - оригинальная роспись Алексея Сокола, не подвергавшаяся реставрации

«Всему свое время; время разбрасывать камни,
и время собирать камни; время искать, и время терять;
время молчать, и время говорить»

Книга Екклесиаста.

Я хочу рассказать о жизни и творчестве Алексея Яковлевича Сокола. Вернее, о том, что мне пока удалось узнать. Потому что чем больше узнаю об этом удивительном человеке, тем больше убеждаюсь, что мы о нем, в общем-то, мало что знаем, и впереди, очевидно, еще много открытий.

Мечта о русском Ренессансе

14 февраля 1870 года псаломщик Свято-Троицкой церкви села Скопец Переяславского уезда Полтавской губернии внес в метрическую книгу запись о крещении Алексея, сына казака Якова Яковлева Сокола и законной жены его Марии Ефимовой, родившегося 13 февраля.

И хоть казацкий род Соколов известен еще со времен войн Богдана Хмельницкого, в чье войско входила первая Переяславская сотня, а одним из старшин был Василий Сокол, но Яков Яковлевич не был ни знатен, ни богат. Добывал на пропитание своей многодетной семьи мастерством печника. Поэтому Алексея, чуть тот подрос, отправил на собственные хлеба в услужение строительному подрядчику в Переяслав. Там было 8-летнему пареньку так несладко, что через полтора года он сбежал в Киев, где и устроился тоже к подрядчику. И кто знает, как бы сложилась его жизнь, если бы не было в Киеве Николая Ивановича Мурашко, чью рисовальную школу стал посещать Алексей. О киевском периоде пока известно мало достоверного. Только то, что «карьера строителя» складывалась довольно успешно – стал десятником у крупного подрядчика.

Алексей Сокол

И вот тут появляется первая загадка. В конце 18-го века в Киеве начинается строительный бум. Даже до многолетнего, как сейчас бы сказали, долгостроя – Владимирского собора черед дошел. Когда началась роспись храма, Алексею было 15 лет и, приблизительно в это время, он учился в школе Мурашко. Николай Иванович, будучи сам не высокого мнения о своем таланте живописца, умел заметить искру божью в своих учениках. Время окончания росписи собора в 1896 году совпадет с датой поступления Алексея Сокола в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. А дальнейшее развитие событий позволяет предполагать, что в этом не последнюю роль, возможно, сыграла роспись собора и личное знакомство с Васнецовым. Не потому ли было для учебы выбрано училище, а не Академия художеств? И не Валентин ли Серов был тем «добрым человеком», посоветовавшим Алексею учиться в Москве и которого он называл своим учителем?

В первопрестольной он зарабатывает на жизнь строительством особняков и дач, но в 1901 году его успехи в учебе, представленные в виде работ, отмечены двумя серебряными медалями. Правда, за неимением оных выпускник так их и не получил. Но в дипломе запись о наградах имеется. После окончания училища в 1903 году он получает звание неклассного художника и подает прошение в Академию художеств о зачислении в учащиеся мастерской профессора И.Е.Репина.

Приблизить небо к человеку иль человека – к небу!

Пожалуй, из всего раннего периода творчества Алексея Яковлевича наиболее достоверно можно судить о 1903 годе. В его личном деле учащегося Императорской Академии художеств нашлась справка старшего врача Скерневицкого лазарета о том, что в начале сентября «художник Алексей Яковлевич Сокол при падении с лесов причинил себе ушибы, вследствие чего заниматься ручною работой не мог… Состоит в медицинском пользовании и ранее февраля наступающего 1904 г. заниматься своим делом будет не в состоянии».

Что делал художник на лесах? Конечно, роспись! Хвала возможностям Интернета и е-мейлам! И вот уже на столе фото Рождественской церкви в польском местечке Скерневицы, построенной как полковой храм 38-го пехотного Тобольского полка и освященной 3 декабря 1903 года. Она вмещала до 1000 человек. «Внутри весь храм расписан художественными картинами из жизни Иисуса Христа, Апостолов и Пророков. Все свободные от живописи места украшены византийской вязью из золота, серебра и разноцветных красок (по преимуществу синего). Иконостас (стоит 6 000 руб.) – дар Великого князя Сергия Александровича, бывшего Шефа 38-го пехотного Тобольского полка... Храм сей сооружен в память незабвенной кончины Государя Императора Александра III, с Высочайшего соизволения… Всего собрано и израсходовано на построение сего храма около 135 000 рублей», - повествует полковой священник Г.А.Цитович в книге «Храмы армии и флота».

Увы, ничего этого не сохранилось. В 90-х годах здание перестроено под костел. 

Интересно то, что в Скерневицах находилась резиденция российского императора, который значится среди жертвователей на строительство храма. Следовательно, роспись его не поручили бы начинающему иконописцу. Значит, у Алексея Яковлевича к тому времени была репутация известного в своем деле мастера. Показательно то, что другой храм в городке, будет построен позже по проекту сокурсника Сокола по Академии Н.К Рериха.

Эта история интересна своим продолжением. Архитектором Варшавско-Холмской епархии был в ту пору Владимир Николаевич Покровский. В 1907 году он стал Харьковским епархиальным архитектором. Под его руководством завершается строительство Трехсвятительного храма. Купец Г.О. Гольберг безвозмездно передал для этого принадлежащий ему участок, возглавил строительный комитет и внес первоначально 10 000 рублей. В 1912 году для росписи храма приглашается Алексей Яковлевич Сокол, трудившийся над нею в течение двух лет.

Этот храм уцелел практически в первозданном виде. Росписи, большинство икон иконостаса сохранили яркость красок, и некоторые из них во время реставрации были только отмыты от многолетних слоев пыли и копоти. Пожалуй, это единственный храм, по которому мы можем судить о мастерстве художника.

Приведем отзыв современника, относящийся к 1915 году: "Внутри он (храм) весь открыт, и в этом его особенность и прелесть. Весьма нарядный и изящный снаружи, он ещё прекраснее внутри... Художник Сокол украсил храм чудной стенной и иконостасной живописью. Художник хорошо изучил древнерусскую и византийскую иконопись и понял её основную идею. Он дал здесь не копии старинных росписей, а художественное воспроизведение их. Само расположение росписей на стенах храма и икон в иконостасе правильно продумано и согласовано. ...По художественной росписи этот храм единственный и самый лучший в Харькове".

Имена В.Н.Покровского и А.Я.Сокола запечатлены на мраморной доске, установленной на стене храма.

Во славу воинского подвига

В личном деле учащегося Академии художеств Алексея Яковлевича Сокола хранится прошение о выдаче вида на жительство с просьбой выслать его по адресу: Полтава, Архиерейский дом. На заявлении об отпуске на имя руководителя мастерской резолюция профессора П. П. Чистякова «Не вижу препятствий». Оно стало отправной точкой поиска в Полтаве. Из музея-заповедника «Поле Полтавской битвы» пришло письмо о том, что на сохранившейся мемориальной доске в здании Сампсониевской церкви указано, что роспись храма выполнена художником А.Я.Соколом.

Сампсониевская церковь

27 июля 1709 года русские войска под руководством Петра Первого одержали победу над шведской армией Карла XII. В этот день православная церковь поминает преподобного Сампсония. По исходу битвы Петр приказал похоронить как погибших солдат своей армии, так и шведов. Над братской могилой отдавших жизнь во имя царя и Отечества был насыпан курган. 27 июля 1857 года рядом с ним заложен храм. В 1909 году, во время подготовки к 200-летию Полтавской битвы была проведена его реставрация с достройкой. Во время реконструкции церкви значительно изменился и ее интерьер.

«Стены, своды потолка и внутренние поверхности купола покрыты сплошным слоем высокохудожественных сюжетных и декоративно-растительных росписей. Деревянный иконостас заменен на одноярусный, выполненный из мрамора. На наружной стене храма с восточной стороны выполнена картина, изображающая обращение Петра I к русской армии накануне битвы, а под картиной установлена мраморная доска со словами этого обращения», - писал современник торжеств. 

В письме из музея сообщалось, картина не сохранилась, а в 1994 году была произведена реставрация внутренней росписи, значительная часть которой была повреждена.

Значит, ничего нет? В ответ на очередное письмо в музей его сотрудники прислали фото росписей перед реставрацией.

Имея фотографии иконописи Трехсвятительской и Сампсониевской церквей, уже можно было сравнивать их, отмечая своеобразный соколовский «почерк». Алексея Яковлевича осмелимся назвать одним из выдающихся художников, расписывавших церкви в стиле модерн.

Иконостас Трехсвятительской церкви, Харьков

Искусствоведы называют модерн несбывшейся мечтой о русском Ренессансе, основателем которого был В. М. Васнецов. Сотрудники музея-квартиры художника сообщили, что после росписи Владимирского собора в Киеве Виктор Михайлович не выезжал из Москвы, а, следовательно, не принимал участия в росписи ни одной из церквей.

Росписи забытого, а потому и неизвестного ныне А. Я. Сокола поражают всех, кто писал о них. В одной из полтавских газет автор даже высказывает предположение: уж не сам ли Васнецов побывал в Полтаве? Трагизм образов росписей храма, их поразительная глубина сравниваются с картинами А. А Иванова. А одна из искусствоведов написала о «взгляде с небес» харьковского храма: « здесь воистину ощущаешь, что не ты на них смотришь, а они испытывающе пронзают взглядом тебя, не осуждая, а сострадая». Впрочем, о стиле, очевидно, стоит поговорить более подробно в другой раз.

Последняя песнь

В 1911-1913 годах проводилась реконструкция Свято-Николаевской церкви в Камянском (ныне – Днепродзержинск). Комиссия уполномоченных осматривала внешнее и внутреннее убранство других церквей, особо обращая внимание на росписи. Наиболее впечатлил храм на братской могиле в Полтаве. Среди эскизов, представленных на конкурс, было выбрано предложение. Ну, конечно! Как мог быть не замечен автор росписи, поразившей уполномоченных в Сампсониевской церкви?

Так судьба привела Алексея Яковлевича в Камянское, где он получил сразу несколько заказов от правления ЮРДМО. Кроме росписи храма, по его проектам строится дом № 40 в Верхней колонии и пристройка корпуса к зданию главной заводской конторы.

Увы, именно в городе, с которым Алексей Яковлевич связал остаток своих дней, для которого сделал очень много, к его творческому наследию относятся с неподобающим пренебрежением.

Во время реконструкции Свято-Николаевской церкви в 1986-1991 годах предпочли росписи безымянной бригады реставраторов от Свято-Данилового монастыря. Городское отделение Общества охраны памятников истории и культуры передало достаточно крупную сумму именно на вскрытие росписей Сокола.

В 1916 году местная газета «Отклики жизни» писала: «…храмов с таким украшением и росписью не много. Теперь храм большой и роскошный». Чем восторгались камянчане можно судить лишь по сохранившимся и реставрированным Трехсвятительской и Сампсониевской церквям. Поскольку даже та малая часть, которую все же по настоянию местных историков расчистили от наслоений краски, скрыта за алтарем Свято-Николаевской церкви. Я так и не смогла их увидеть. Женщинам в алтарь доступ запрещен церковными канонами.

Post scriptum

Это лишь малая часть того, что удалось узнать об Алексее Яковлевиче Соколе. Судя по разным документам в его личном деле, он расписывал много церквей. Виды на жительство, адреса в разных городах нынешних Украины, Польши, Литвы, Латвии, России – свидетельства тому.

Увы, «мечта о русском Ренессансе» в иконописи была прервана событиями 1917 года. Только чудом уцелела церковь в Харькове, где большинство храмов было разрушено. Сампсониевскую уберегла братская могила, у которой она расположена, и сама превратилась в памятник истории. Свято-Николаевская, может быть, когда-то, во время очередной реставрации, вернет миру росписи, украшавшие ее, но закрашенные очередным слоем уже в наши дни.

О чем историк умолчал стыдливо, 
Минувшее не вычерпав до дна,
О том на полках старого архива,
Помалкивая, помнят письмена.

Всему свое время, сказал мудрый Соломон. Рано или поздно, но завесы тайн поднимаются. По разным музеям хранятся картины «неизвестного художника А. Сокола». Некоторые из них удалось найти. Страницы биографии помогают восстанавливать внуки Алексея Яковлевича. Возможно, об этом мы поговорим в другой раз. Ведь в этом году исполняется 90 лет монументу Прометей. Чем не повод вспомнить о забытом выдающемся художнике ушедшего века?

Людмила Глок

На фото вверху: Спас нерукотворный - оригинальная роспись Алексея Сокола, не подвергавшаяся реставрации