Днепровский металлургический комбинат имени Ф. Э. Дзержинского

ДМК проходная завода, конец XIX века

Днепровский металлургический комбинат имени Ф. Э. Дзержинского - крупнейшее предприятие Украины. ДМКД входит в число шести ведущих металлургических комбинатов страны по объемам производства и реализации металлопродукции. Днепродзержинск обязан своим рождением именно ДМК. Про этот комбинат мы попробуем рассказать в цикле публикаций "Заводские истории", первую часть которой мы вам предлагаем.

Заводские истории. ДМК. Часть первая - 1905-1925 годы

125 лет назад произошло событие, которое сейчас назвали бы знаковым – сельская община Каменского продала польско-бельгийскому обществу ЮРДМО 73 десятины земли, непригодной к хлебопашеству, проще говоря, плавен. 21 десятину, расположенную повыше, селяне решили сдать в аренду. Так была открыта новая страница в истории Каменского, превратившегося со временем из казенного села в крупнейший промышленный город Украины.

Хождение в Петербург

Стена, которой была огорожена Верхняя колония после революционных выступлений в Каменском в 1905 году, сохранилась только на открытках. Ее снесли как символ классового разделения.

Стена Верхней колонии

События той поры сейчас трактуются по-разному разными исследователями. Одни считают, что социальные условия на заводе были почти идеальными – предприятие вкладывало деньги в создание школ, медицинское обслуживание, обустройство заводских поселков. Достаточно вспомнить, что на содержание заводского училища ежегодно выделялось 25 тысяч рублей, и обучение в нем было бесплатным для детей служащих и рабочих.

Ностальгию вызывают фотографии исчезнувшей Нижней колонии – нескольких улиц вдоль Днепра, утопающих в садах. Атмосферу давно минувших лет сохраняют разве что несколько десятков еще уцелевших зданий Верхней колонии.

Вид нагорной части села Каменского

В публикациях послереволюционной поры жизнь и быт рабочих представляются сплошным адом. Рядом с благоустроенными поселками завода (даже Нижняя колония была отделена забором) ютились хибары и мазанки, наскоро слепленные приезжавшими рабочими для своих семей.

По свидетельству старшего фабричного инспектора Екатеринославской губернии С. Аксенова, инспектировавшего положение фабрично-заводских промышленников и рабочих в 1899-1900 годах, «холодные казармы рабочие называли пересыльными тюрьмами», кишащими паразитами, переполненными и душными. Заработки позволяли кое-как сводить концы с концами.

Участие рабочих и служащих Днепровского завода во Всероссийской рабочей стачке и создание боевого стачечного комитета в декабре 1905 года было жестко пресечено не только полицией, но и дальнейшими действиями администрации. В циркуляре директора-распорядителя И. Ясюковича, изданном 5 января 1906 года, он от имени правления характеризует участие служащих в стачке как «полное отсутствие дисциплины, вопиющее нарушение служебного долга, отрицание начал промышленной и служебной этики», анархией «рядом с явным сочувствием несбыточным социалистическим теориям», когда служащие завода открыто присоединились к объявленной рабочими забастовке и «тем самым выразили готовность бороться вместе с рабочими за их идеалы, то есть, переворот в социальных и общественных отношениях, а вместе с тем за социализацию земли и орудий труда».

Директор-распорядитель Днепровского завода ЮРДМО 1888-1909 годов И. Ясюкович

Требования стачечного комитета носили чисто экономический характер, которые можно, мол, было бы решить путем переговоров. Но, тем не менее, администрация завода вынуждена была учесть уроки декабрьских событий и наряду с репрессивными мерами предпринять и те, которые были направлены на улучшение, как сегодня сказали бы, социальной обстановки. Так в Камянском появился профессиональный союз металлистов, институт выборных от рабочих для ведения переговоров с администрацией, были построены баня, столовая. Но, наверное, не очень полагаясь на результативность этих действий и даже репрессий в отношении самых активных участников декабрьских событий, уволенных и арестованных, Верхняя колония была окружена высокой стеной с зубцами, напоминающими бойницы.

Баня баней, а работа для кормильцев была самым важным. Исследователь Н. Чабан в одной из своих работ приводит публикации украинской прессы начала минувшего века о том, как рабочие Днепровского завода пытались путем переговоров и прошений решать наболевшие вопросы.

Доменщики, 1906 год

В полтавском журнале "Рідний край", который редактировала Елена Пчилка, мать Леси Украинки, 28 октября 1906 года сообщалось, что каждые две недели на заводе в Каменском увольняют по 32 человека, и число безработных постоянно растет. Работники просили прекратить расчеты, предлагая сократить рабочую неделю для каждого, чтобы сохранить хоть какие-то заработки, на что дирекция завода не согласилась, аргументировав свой отказ тем, что лучше иметь для работы меньше, но сытых крепких людей, чем несколько тысяч полуголодных.

Спустя два года "Рідний край" вновь возвращается к теме безработицы в Каменском. Администрация завода уведомила об увольнении с 1 ноября 1908 года 800 рабочих. Добившись разрешения губернатора, рабочие провели сход, на котором избрали двух уполномоченных для ведения переговоров, отправив их в Петербург. Там они нашли Ясюковича, который предложил такой вариант: увольнений не будет, но и оплаты не будет, так как заказы завод получит в достаточном количестве только весной. 

Ходоки, а это были Криводубский и Славенко, решили обратиться за помощью к правительству! Поскольку завод выпускал рельсы, то посланцы отправились в Министерство путей сообщения. Заместитель министра сослался на то, что вопрос, касающийся заказов для завода, решается Министерством промышленности и торговли. Но там рабочих отправили в Министерство финансов, а министр финансов – в Думу.

Посланцы каменчан были настырными и сообразительными. Они разыскали в Петербурге Екатеринославских депутатов Образцова и Гололобова, проходивших по спискам Союза русского народа. Но те ничем помочь не смогли, ограничившись уговорами вступать в Союз. Тогда нашли депутатов, которые избирались от рабочих. Некий Кузнецов от имени каменчан обратился с прошением в думскую бюджетную комиссию.

Ну, чем не нынешние «хождения по мукам»! 100 лет прошло, а «вопросы в верхах» решаются по-прежнему. Как говорится, права-то есть, можно даже ими воспользоваться. Только толку-то?!

Каменские страсти о власти и деникинские миллионы

И вот события 1917 года. Временное правительство санкционировало создание завкомов. Революция победила, демократия торжествует. Даешь 8-часовый рабочий день и повышение зарплаты вдвое! Завод, кормивший 17 тысяч рабочих и их семей, выпускавший оборонную продукцию, начал путь к убыточности. Члены вновь образованного Союза служащих потребовали введения для них 6-часового рабочего дня, чтобы в свободное время заниматься общественной и политической работой.

Вернувшиеся из ссылки, в которую отправились за организацию стачки в 1905 году, М. Арсеничев и А. Лихоманов активно развернули деятельность в завкоме. 20 августа 1917 года они удалили из главной конторы старших служащих, запретив им появляться там. 25 августа адмирал Корнилов поднимает мятеж, пытаясь военной диктатурой остановить развал армии и разрушение экономики страны. 27 августа в Екатеринославе в противовес ему исполком Совета рабочих и солдатских депутатов образовывает Комитет спасения революции, тоже с диктаторскими полномочиями. 28 августа Михаил Арсеничев создает такой комитет в Каменском. В Петроград летит телеграмма, что комитетом присвоена неограниченная власть на заводе и в селе, а вооруженные красноармейцы во главе с А. Беспаловым взяли под усиленную охрану завод, почту, телеграф, телефон, станции Запорожье и Тритузная, на улицах круглосуточное патрулирование. 13 сентября в Камянском вводятся хлебные карточки.

Михаил Арсеничев

На земских выборах 1917 года трое из пяти членов управы – большевики

60 процентов избирателей Каменского - в основном, рабочие завода – на выборах в Учредительное собрание голосуют за большевиков, тогда как в целом по Украине РСДРП (б) получила всего лишь 10, 8% голосов.

7 ноября 1917 года Центральной Радой принят Третий Универсал, провозгласивший УНР. А в Каменском 11 ноября стачком и ревком постановили лишить жителей Верхней колонии воды и света, провести обыски, реквизировать теплые вещи, обувь и еду. Служащие завода собираются послать в Петроград делегацию с прошениями, но залп «Авроры», по сути, для них уже прогремел.

Как видим, события разворачивались настолько быстро, что сложно было предсказать, что день грядущий готовит. Революционные события с их неразберихой, борьбой за власть, подъемом активности... Одновременно в 1917 году действовали три органа власти – Совет рабочих депутатов, Каменской исполнительный комитет общественных организаций и волостное земство. Как они регулировали и согласовывали свои действия? Возможно, руководствовались принципом «Берите власти столько, сколько осилите»?

24 января 1918 года произошла национализация Днепровского завода. Вот еще когда зародилась система «подснежников» - за счет завода содержались деятели Совета рабочих депутатов, активисты различных рабочих организаций. На заводе проводились митинги во время рабочего дня, было реквизировано имущество, вагоны и паровозы использовались штабом Красной гвардии.

Столь подробно мы остановились на событиях 1917 года, чтобы перейти к еще одному «посольству», отправившемуся за помощью заводу. Произошло это в июле 1919 года. Автор отчета - предположительно вице-директор Ян Болеховский, которого в составе делегации представителей завода генерал Шкуро пригласил на обед с Деникиным.

Ян Болеховский с семьей

Рабочий Рогель от имени днепровчан приветствовал добровольцев-освободителей и заверил, что «отныне в работе нет саботажа». Шкуро в ответном слове подчеркнул, что «вся Добровольческая армия знает, что имеет в лице Днепровского завода верного союзника в тылу большевиков». В течение часа после обеда Деникин в присутствии губернатора развивал свой взгляд на рабочий вопрос. На следующий день на совещании заводчиков и фабрикантов у губернатора было решено дать предприятиям сумму для расчета с рабочими за текущую получку! Днепровскому заводу выделили 3 миллиона рублей на эти цели. Только успел директор завода съездить за ними в Таганрог и Юзовку, как Каменское было занято дивизией Дыбенко и бригадой Махно. Спустя еще две недели в местечко возвращаются деникинцы.

Объявление

Как Дзержинский стал почетным горновым ДГЗ и дело инженеров

В январе 1920 года в город вошли красные. На это время за заводом числилось 3 057 рабочих. Вместе с детьми, женами и престарелыми родителями – 12 230 человек, о бедственном положении которых свидетельствует выписка из протокола заседания завкома, посвященного продовольственному кризису. Где брать хлеб? Политика военного коммунизма предполагала забирать его у крестьян. Продналог собирали специально сформированные продотряды. Одна из групп была создана в октябре 1920 года. Крестьяне Криничанской волости оказали вооруженное сопротивление, в результате которого погибли семь рабочих Днепровского завода.

Протокол общего собрания рабочих и служащих Государственного Днепровского завода от 21 января 1921 года

Завод был милитаризирован. Он не только выпускал продукцию для фронта, но и был на военном положении. Натурпаек выдавался железом. Бывшие крестьяне, пришедшие на завод из разных губерний, начали возвращаться на село, где можно было попытаться спастись от голода. Оставшиеся выживали как могли. В том числе и за счет краж, что зафиксировано многими архивными документами, приведенными в книге «Дух уходящей эпохи».

Еще об одной делегации ходоков существует легенда, прочно вошедшая в летопись города и завода. Речь идет о поездке председателя завкома А. Белецкого и вальцовщика А. Луковцева к председателю ВСНХ Ф. Дзержинскому.

Феликс Дзержинский

В декабре 1923 года было опубликовано постановление Главметалла о закрытии Днепровского завода. Этому предшествовала статья Л. Троцкого о концентрации производства – чтобы спасти промышленность, надо полностью загрузить одни предприятия и закрыть другие. Что означало такое решение для Каменского, наверное, рассказывать не надо. Население города уменьшилось по сравнению с 1913 годом более чем в три раза, а количество работающих на заводе – в пять раз. На экстренном заседании парткома завода было решено протестовать против решения главка.

Секретариат губкома КП (б) У поддержал заводчан. В начале 1924 года Белецкий едет в Москву, а после отказа там, направляется в Харьков в управление меттреста. Тогда же в Харьков командируется и представитель заводоуправления Пелипович, который тоже вернулся ни с чем. Для повторной командировки Белецкого готовится ряд документов, доказывающих, что завод по техническому оснащению и сохранности оборудования находится в более выгодном положении, чем ряд других предприятий, что достаточно только отмены решения о его закрытии и выделения небольшой суммы для пуска.

Легенда повествует, что Белецкий и Луковцев поехали на прием к Дзержинскому, где им посодействовал бывший рабочий Днепровского завода С. Реденс, работавший личным секретарем Председателя ВСНХ. Феликс Эдмундович выслушал ходоков, вник в дело и решил вопрос, выделив на восстановление завода 300 тысяч рублей. Еще и подзадорил: я , мол, свое слово сдержу, а вот посмотрим, как вы свое сможете выполнить.

Но в архиве сохранился доклад Белецкого на открытом общем собрании Каменской организации КП(б) У, в котором он сообщает, что «пришлось обратиться к Председателю ВСНХ, который сказал: если пустить Днепровский завод, нужно остановить Юзовский завод. В дальнейшем наш завод будет работать также на активной консервации».

Вопрос завис. Дело о закрытии завода ЦК ВСНХ передал как конфликтное в Наркомтруд. Это давало время для продолжения восстановления завода своими силами.

Екатеринославский райком ВСНХ ходатайствует перед Украинским комитетом ВСНХ о необходимости и выгодности пуска доменных печей ДГЗ. Белецкий в очередной раз едет в Харьков, в связи с принятием трестом Югосталь производственной программы. Заводу были выделены средства на восстановление железнодорожных путей, эстакады, ремонт двух доменных печей. В начале апреля была введена в строй ДП-3, а 28 апреля 1925 года запущена ДП-1. В докладе Дзержинского «О металлопромышленности» прозвучала эта дата, и Днепровский завод был назван колоссом, дававшим ежегодно больше 20 миллионов пудов продукции и изделий. Завод и город были спасены. На митинге, состоявшемся в связи с пуском первой доменной и снятием завода с консервации, Феликс Дзержинский был избран почетным горновым, а его имя было навечно занесено в списки металлургов.

Железный рудник близ станции "Вечерний Кут" Екатерининской железной дороги

В июне 1925 года в Каменском состоялся показательный суд по делу инженеров Днепровского завода, которые обвинялись в том, что «выполняли заказ бывших владельцев и старались сохранить завод и квалифицированную рабочую силу».

Обращает внимание, что "ходоком" по столицам был председатель завкома, а не парторг завода или руководители администрации. Возможно, это потому, что опротестовывать решение ВСНХ и план товарища Троцкого партийные, советские органы не могли? А "дело инженеров" уже набирало ход - арестовано было 20 "старых специалистов".

Один из них, Генрих Шольц, бросившийся в пролет тюремной лестницы, не дожидаясь суда, писал в своих показаниях: «единственным моим желанием было видеть завод возродившимся. В моих разговорах не раз можно было видеть и обиду, и злость, что другие заводы менее оборудованы... чем Днепровский завод...» Фраза оборвана на полуслове, как и жизнь. Мстислав Заборовский был обвинен в том, что подавал главному инженеру завода отчеты о необходимости ненужных ремонтов и реализовывал их. Осужденный условно Заборовский застрелился.

Аресты инженеров начались в марте 1924 года, когда было принято решение о закрытии завода. Возможно, этим объясняется абсурдность ситуации. Обвиняли инженеров в саботаже решения Главметалла, которое по сути было отменено.

В сентябре того же 1925 года была задута ДП-5, в аккурат перед 55-летием Ф. Э. Дзержинского, в честь чего 5 сентября ДГЗ было присвоено имя Железного Феликса, а чуть позже поставлен памятник работы украинского скульптора Ивана Кавалеридзе у заводоуправления. Точно такой, только побольше размерами, стоит в белорусском Гомеле.

Не был забыт и товарищ Реденс, имя которого присвоили возведенной ДДГРЭС, поглотившей Нижнюю колонию, в которой он вырос.

Вид главной конторы с восточной стороны

Почему я выбрала эти эпизоды из более чем столетней истории градообразующего предприятия? История развивается по спирали. Листая ее страницы, находишь немало параллелей, схожих ситуаций. Невозможно отгородиться стеной от времени, несущего перемены. И еще мне кажется, что все зависит от людей, творящих историю здесь, в городе, от их ответственности за последствия. Но к этому мы еще вернемся в «Заводских историях».

Людмила Глок, специально для газеты "Событие"

В публикации использованы фотографии, принадлежащие Днепровскому металлургическому комбинату имени Ф. Э. Дзержинского.

Читайте продолжение: ДГЗ в первых пятилетках