О скульптурах, парках и «жертвенных камнях»

Парк, 1930 год

Когда «бьют горшки» во время семейного скандала, то это понятно: семья решила сменить сервизы. Но почему во время политических скандалов надо обязательно разбить какой-то памятник - ума не приложу.

Вспомнилась история знаменитого скульптора Ивана Шадра и  его «Девушки с веслом». В 1935 году для центрального парка культуры и отдыха им. Горького в Москве знаменитым мастерам заказали 50 скульптур. Были там  «Физкультурница» и «Парашютистка», «Балерина» и «Физкультурник с веслом», а замкнуть «смысловой круг пространственной композиции ландшафта» должна была 12-метровая «Девушка с веслом», установленная в центре будущего фонтана.

Но идеологически бдительные товарищи, увидев ее, ужаснулись. И газета «Вечерняя Москва» выразила их мнение: «…Мы наблюдаем спекуляцию вульгарной эротической образностью. Весло здесь теряет свой бытовой смысл и становится очевидным фаллическим символом; оно отсылает нас к уключине, в которую вставляется весло… Наконец, следует помнить, что обнаженная девушка-гребец с эрегированными сосками стала украшением фонтана, который моделирует водометание как извержение спермы».

Изгнанную «Лолу» Шадру разрешили предложить любому городскому парку. И отправилась она по этапу на Украину. В Одессе от нее открестились, в Херсоне тоже, а в Николаеве она простояла аж неделю, пока не вернулся из отпуска первый секретарь обкома. И только Ворошиловград принял «диссидентку» как есть – не требуя надеть на нее ни спортивные трусы, ни майку.

Так, может, это ныне ругаемая «совковость», и является причиной борьбы с памятниками, в которых видят символы чего-то там?

Я хочу сегодня рассказать о советской садово-парковой скульптуре в Днепродзержинске. Той самой, для которой именем нарицательным стала «девушка с веслом».  Шадру пришлось срочно ее деэротизировать, огрублять, переделывать за свой счет. Чтобы, не дай бог, никто не возбудился!

В довоенном Днепродзержинске с легкой руки поклонника классицизма Алексея Яковлевича Сокола появились копии греческих статуй, украшавших вход в сквер у монумента борцам, павшим за революцию. В городском парке было установлено множество ваз.

До промышленного города «девушки с веслами» перед войной не дошли. А вот когда началась пора восстановления, тут и вырос спрос на гипсовые изделия Саратовского завода садово-парковых скульптур. Тиражировались работы каких-то, возможно, известных скульпторов. Потому, что «Ленин, беседующий со Сталиным», встречающиеся на старых фото чуть ли не всех городов, явно не могли быть изготовлены не лауреатом хотя бы Государственный премии СССР.  Стояла такая и у ДК металлургов, и в парке на Соцгороде.

Городская газета «Дзержинец» в 1951 году сообщала, что открылся парк культуры металлургов, аллеи которого украшены скульптурами, вазами. Если бы не фото главной аллеи парка, где видно здание Летнего театра (архитектор О.А.Брусова), то, наверное, даже люди моего поколения с трудом бы вспомнили, что именно так назывался нынешний городской парк. Старожилы помнят, что строили его военнопленные немцы. А вот сгорел он и превратился в руины уже совсем недавно. 

Гипсовая скульптура Володи Ульянова с книжкой  была не только в парке, а чуть ли не во всех детских учреждениях города. Даже в детских отделениях больниц. Увы, до наших дней не дожила ни одна из них.

Зато на территории детского сада №26 по ул. Медицинской до сих пор стоит «писающий мальчик». Нет, раньше он, кажется, рассматривал черепашку у своих ног. Еще один мальчик (почему-то он мне запомнился сжимающим горло лебедю, из клюва которого била струя воды) был установлен в центре фонтана у театра. По бокам были тоже мальчики.

Горожане, наверное, тоже видели некую символику в скульптурах. Потому что женщину с ребенком на руках, которая стояла в сквере на пр. Ленина,  называли «матерью-одиночкой». Одна из таких скульптур сохранилась во дворе «поселка ДДГРЭС» и восстановлена, благодаря стараниям руководства «Ориона». Ну, не скульпторы, конечно. Но позаботились о сохранности памятника времени.

На одном из минских сайтов удалось найти копию скульптуры, которая стоит на ул. Беспалова – отец с дочкой на плече. Оказывается, в поднятой руке девочки был взлетающий голубь!  За ними, повернувшись спиной, стоит на постаменте мужчина, приобнявший за плечи женщину. Тогдашние острословы тут же приклеили этой группе называние «После развода». 

Не сохранились статуи металлурга и рабочего, украшавшие вход в сквер на проспекте Ленина. Там когда-то была городская Доска почета. 

Жаль, что мы не умеем ценить «знаки времени», украшавшие наш город. На наших глазах гибнет арка стадиона «Победа», хотя она-то построена по проекту архитектора Михаила Барща и могла бы оставаться украшением Днепродзержинска.

Конечно, гипсовым садово-парковым скульптурам был уготован короткий век. Поколению, пережившему военную разруху, хотелось хотя бы ими украсить свои места досуга. Как-то тихо они исчезали из парков и скверов во время реконструкций. А на их месте ничего не появлялось взамен. Совсем недавно сгорела и скульптура возле ДК металлургов. Ну, а что? Выжигаем «дух ушедшей эпохи» до основанья! Что само не развалилось, добивается ночами как символ тоталитаризма. Эдакая война с памятниками совковая.  Боролись же с эрегированными сосками «Девушки с веслом» и ее веслом, символизирующим фаллос!

Говорить сегодня о садово-парковой скульптуре в Днепродзержинске не приходится. Нет единой концепции эстетического образа города. Впрочем, недавно появился еще один «памятный знак» - очередной камень с табличкой на пр. Жукова.

Может, многочисленные гранитные глыбы, разбросанные там и тут, и являются символом нынешней эстетической ментальности?

Людмила Глок