Первая красавица Каменского

Верхняя колония, Каменское

Вплотную к Верхней колонии, отделенные от последней Гимназическим проспектом, располагались здания Новых планов, в одном из которых снимали комнаты супруги Николаевич. Двухэтажный дом стоял напротив Народной аудитории и через один дом примыкал к биоскопу «Художественный театр». Окна квартиры Николаевич, расположенной на втором этаже, выходили на Народную аудиторию и проспект. В левом крыле здания размещались арочные ворота для заезда экипажей во двор. Супруг Анны Петровны Николаевич служил агентом на Днепровском заводе и часто бывал в разъездах, а она, выпускница Одесской женской гимназии, слыла первой красавицей Каменского. На снимке, сделанным придворным фотографом И. Антонопуло, выпускница Одесской гимназии выглядит, действительно, выше всяких похвал.

Каменское на стыке столетий

В конце девятнадцатого, начале двадцатого века Днепровский завод под руководством блестящей плеяды руководителей превратился в крупнейшее в России металлургическое предприятие. Разумеется, задачей первейшей необходимости являлось привлечение в село Каменское, будущий Днепродзержинск, ведущих специалистов металлургической промышленности. Высшее руководство завода, инженеров и служащих требовалось заинтересовать не только высокой зарплатой, возможностью быстрого карьерного роста, но также соответствующими условиями проживания в Каменском. И в затерянном селе Юга Российской империи был достигнут такой стандарт жизни, что в «столицу южной металлургии» охотно ехали представители самого благородного сословия. Разумеется, «высшее общество» Каменского представляли не одни лишь инженеры и служащие Днепровского завода вместе с их женами. Это были врачи, преподаватели учебных заведений, исполнителей духовных треб разных наименований, агенты всевозможных предприятий и обществ.

В то время Верхняя колония выглядела следующим образом: «на холмах расположена прекрасная колония с домами и виллами, гостиницей, церковью, костелом, парком, большими дуговыми электрическими фонарями, больницей, аптекой, башней пожарной команды, прекрасным зданием школы и оканчивающимся строиться дворцом администрации. Все улицы производят впечатление парковых аллей. Густо засаженные деревьями, широкие и прямые, они кажутся наследием давно минувшего времени, хотя существуют лишь несколько лет!» (Ян Замараев «В стране железа». «Kraj» №44, 1898. Варшава).

В Каменском не забывали о развлечениях. Тут было два собственных оркестра: камерный и оркестр духовых инструментов, содержащихся за счет завода. Музыканты носили красочную униформу и имели очень способного руководителя-грузина, господина Артасова. Впоследствии господина Артасова сменил капельмейстер Бронислав Радзиминский. Зимой тут постоянно устраивались балы и рауты, а летом еженедельно развлечения в парке. Танцевали классический вальс, полонез, а также размашистую мазурку со всеми ее фигурами. Были здесь и «корзинка», и «розочка», и «фигура Маримонская», которую мог исполнить только очень крепкий в ногах и плечах танцор. Под конец, неутомимый в выдумках распорядитель танцев давал команду: «с бокалом!» В данной фигуре от танцора, по обычаю, требовалось встать на колени и, не дотрагиваясь руками, поднять с земли полный бокал вина и залпом выпить за здоровье своей дамы.

Весной 1899 года за костелом было начато строительство специального большого здания Зимнего яхт-клуба с залом для балов, бильярдом, читальней, библиотекой и так далее. Кроме того, в новом клубном здании происходили театральные представления отдельных трупп, как российских, так и польских. К сожалению для каменской элиты, на первых порах приходилось танцевать в актовом зале заводского училища, поскольку помещение Летнего гребного клуба находилось довольно далеко от центра. Через некоторое время общественные здания Каменского дополнились прекрасным Заводским клубом для инженеров и служащих Днепровского завода, Народной Аудиторией для рабочих, мужской и женской гимназией и целым рядом других превосходных зданий.

Первая красавица Каменского

Она пленяла той своеобразной красотой и магнетизмом, что притягивает взоры. И это признавалось всеми. Ее руки были словно созданы для любви и нежности, а прекрасные плечи и фигура были недосягаемым образцом совершенства. Недоступная и волнующая, она вскружила голову не одному каменскому щеголю. Анна Петровна Николаевич родилась в восьмидесятых годах ХIХ века в обедневшей дворянской семье. Однако, имея богатую крестную, получила прекрасное образование в престижной женской гимназии Одессы. Именно здесь красавицу Анну заприметил и влюбился без памяти будущий муж, землевладелец Черкасской губернии. Причина их переезда в Каменское неизвестна; скорее всего, господин Николаевич имел интерес на Днепровском заводе в качестве агента.

Анна Петровна Николаевич

Не позднее 1910 года супружеская пара Николаевич поселилась на Гимназическом проспекте, а Анна Петровна стала истинной королевой каменского общества, первой дамой местных балов. Она имела потрясающий успех у мужчин, чем причиняла жестокие страдания стареющему ревнивому мужу. Приезжая домой с очередного раута, он в ярости припоминал жене все вальсы, которые она отдавала своим поклонникам, не говоря уже о «фигуре с бокалом», и рвал в клочья, резал ножницами ее вечерний туалет. Наутро, придя в себя, господин Николаевич слезно вымаливал прощение у Анны Петровны и в раскаянии вез ее в Екатеринослав заказывать новые наряды.

Революция отобрала у них все. В их комнаты вселился следователь ГПУ, а семье предоставили жалкий угол. Анна Петровна прожила в Каменском-Днепродзержинске до глубокой старости, зарабатывая на пропитание шитьем, с легкой иронией называя себя старорежимным словом «модистка». Но даже в самое тяжелое время, когда у нее в буквальном смысле слова не было куска хлеба, оставалась такой же царственно недоступной, сохраняя достоинство представительницы дворянского рода. Когда при ней начинали говорить, как хорошо стало жить при советской власти, она с непередаваемой интонацией отвечала:

- Да когда б вы знали, что это такое – хорошо жить!

Александр Слоневский, историк, краевед, член Национального краеведческого общества «Лелека»