Подвиг разведчиков

Аульско-Сошиновский плацдарм. Освобождение города. 1943 г.

Казалось бы, история о группе разведчиков под командованием старшего лейтенанта Сергея Шпаковского известна любому, кто интересовался Аульским плацдармом. Один из немногих случаев награждения Звездами Героев Советского Союза всех  бойцов подразделения. И, пожалуй, единственный, когда звания присвоены всем не посмертно.

Поэтому невольно задаешься вопросом: почему из многих десантов, первыми форсировавших Днепр на своих участках, именно эта группа была отмечена особо?

25 сентября 1943 года. 3 часа 30 минут

Когда я собирала материал о событиях на Аульском плацдарме, надеялась найти ответы в документах, хранящихся в Центральном архиве МО в Подольске. Но, как оказалось, большая часть фонда 46-й армии, чьи подразделения вели бои на нем, до сих пор закрыта грифом «Секретно».  Поэтому обратимся к доступным источникам, подчас противоречивым и неполным.

Герои Аульского плацдарма из взвода Сергея Шпаковского

Герои Аульского плацдарма из взвода Сергея Шпаковского

Одно из противоречий: дата переправы группы Шпаковского на правый берег в районе села Сошиновка. Разница в сутки: в ночь на 25 или на 26 сентября 1943? Но именно в этих сутках, как мне кажется, и кроется ответ на вопрос, поставленный вначале.

В историческом формуляре 236-й Днепродзержинской стрелковой дивизии отмечено, что она вышла на берег Днепра утром 24 сентября в районе Паньковки.

Виктор  Бойченко вспоминал, что «к вечеру в расположение 496-й отдельной разведывательной роты прибыл командир дивизии Иван  Фесин, сообщивший о приказе сформировать отряд добровольцев, которому в течение предстоящей ночи надо провести разведку  системы огня обороны противника на участке правого берега Днепра, противостоящем дивизии». Как видим, приказа закрепиться десантом для создания плацдарма не было. Тогда же командиром группы был назначен Сергей Шпаковский.

Последовавшие события могли бы послужить основой для добротного, без приукрашивания и творческого «додумывания», фильма. «Охотники» (так назывались добровольцы) между собой вспомнили то, как еще утром, увидев почти километровую ширину Днепра, с учетом потерь дивизии, прошедшей с боями 200 км от Харькова,рассуждали: вот отдохнем, осмотримся, пополнимся, подучимся, а через месячишко-полтора пойдем опять вперед. Для форсирования реки нужны были плавсредства, которых еще не было, не говоря уже о наведенных переправах. Но командование решило, что надо брать «Восточный вал» сходу, не дав противнику, который тоже нес потери при отступлении, опомниться и подтянуть свежие силы.

В 23.30 старший лейтенант Шпаковский доложил начальнику штаба дивизии полковнику Литвиненко о готовности группы. В 01.00 25 сентября сверили время. В 2.00 саперы подготовили две лодки для разведчиков. В 3.00 командующий 46-й армией Глаголев получил приказ командующего фронтом Конева: «Противник еще не организовал оборону на западном берегу. Время дорого. Приказываю: в течение ночи с 25 на 26 сентября форсировать Днепр на участке Сошиновка и к утру овладеть рубежом…»

В 3.30, когда бойцы уже садились в лодки, их догнал приказ:  на правом берегу постараться захватить плацдарм. Вместо разведки системы обороны противника придется принимать бой. Группа разведчиков превращалась в десант.

Первый бой на плацдарме

Очевидно, и противник не ожидал форсирования. Две лодки причалили к берегу незамеченными. Шпаковский тут же отправил их обратно. Заняли круговую оборону в прибрежном лесочке, начали вести наблюдение.

- Спустя минут 10, - вспоминал Виктор Кузьмич Бойченко, - мы вначале услышали говор, а затем увидели группу оживленно болтающих немцев. Почти дойдя до нас, они начали освещать фонариками песок. Двое направились к месту нашей высадки. Хорошо, что там уже не было лодок. Оставив двоих буквально в паре шагов от нас, немецкий дозор двинулся дальше.

В звенящей тишине с левого берега доносились громкие команды. Это готовились к переправе стрелки роты лейтенанта Сазоева. Но когда лодки уже были посреди Днепра,  вспыхнули несколько осветительных ракет и тут же ударили крупнокалиберные немецкие пулеметы. Шпаковский поднял своих бойцов: «Огонь вправо! В атаку влево! За мной! Ура!» Пулеметные точки забросали гранатами. Очевидно, это было полной неожиданностью для противника, потому что вместо стрельбы по десантникам немцы в панике разбегались кто куда. Эта первая атака на правом берегу потом описана во многих воспоминаниях разведчиков. Бойцы роты Сазоева успели причалить и захватить полоску берега. Вслед за ними высаживались новые группы. Теперь на плацдарме было уже 80 человек.  Их тоже повели в атаку командиры.

Каждый из разведчиков имел фронтовую закалку и был, как бы теперь сказали, универсальным солдатом. И тогда, в первые часы, они «гоняли немцев» от Сошиновки до Аул, как зайцев. Но, как сообщили местные жители, в Аулах стоял гарнизон из 800 человек. Оклемавшись, они все же сумели под утро организовать оборону и сопротивление. Вначале послышались ответные автоматные и винтовочные выстрелы. Потом снизу, там, где проводилась высадка, по Днепру ударили пулеметы. Противник пришел в себя, прижимая к берегу вторую группу поддержки. Группа Шпаковского бросилась назад, на выручку своим.

Саперы 404-го отдельного батальона успели разжечь на кручах сигнальные огни, обозначившие места для высадки. Но Днепр уже находился под плотным огнем обстрела.  Артминометной поддержки  переправы не было - полки еще не подошли.

Среди десантников уже были потери. Были ранены старший лейтенант Шпаковский и четверо бойцов его группы. Вырвались из окружения немногие из тех, кто высадился у Сошиновки вслед за ней.

300 метров по фронту и 120-150 метров в глубину с учетом занятой дубовым леском прибрежной полосы. Вот и весь плацдарм, который еще предстояло удержать до подхода своих  или погибнуть.

25 сентября 1943 года. От рассвета до заката

Утро 25 сентября 1943 года было ясным и солнечным. Над головами кружили немецкие самолеты. Но позиция для атаки с воздуха была очень сложной. Немцы пробовали провести артминометный обстрел, но и это было невозможно из-за специфического рельефа местности. Защитники плацдарма готовились к его обороне, ожидая атак.

Все началось сразу после 10 утра.

Яков Камлуцкий, старший сержант из 404-го саперного батальона, рассказывал, что более тяжелого дня у него не было за всю войну: «Я не помню таких боев, такой лавины огня, какая обрушилась на нас. Было трудно разобраться, кто убит, а кто ранен. Эту полоску берега атаковали не только автоматчики, но и танки».

Старший сержант медслужбы Елена Тараканова вспоминала, как вслушивались в звуки боя на правом берегу и ничем не могли помочь. Ждали вечера, чтобы начать переправу.

Среди тех, кто переправился в ночь на 25-е, когда подоспела подмога, не было ни одного бойца, который был бы не ранен.

Атаки шли одна за другой. Им потеряли счет. Разведчики умели стрелять на поражение из автоматов не очередями, а одиночными выстрелами. Но к средине дня уже чувствовался недостаток боеприпасов. Самые отчаянные выскакивали на нейтралку собирать трофейное оружие.

А еще жажда. За спиной река, но добраться к ней невозможно - бьют немецкие снайперы. Среди разведчиков тоже были отличные стрелки - Виктор Бойченко и Григорий Сабанов, который принципиально использовал только винтовку. Об  отважном осетине напишет в своих воспоминаниях маршал Малиновский. Но эта снайперская дуэль закончилась не в пользу защитников плацдарма. Никому так и не удалось пробраться к реке и принести хотя бы котелок воды.

Десятую атаку фашистов часов в 17 отбили уже с трудом. Ряды защитников таяли. Две группы поддержки, которые переправились вслед за разведчиками, были окружены у молочно-товарной фермы и уничтожены. Из 20 разведчиков в строю оставалось не больше семи. Все понимали, что отражение следующей атаки фашистов может стать для них последним боем.

Но в одиннадцатую атаку немцы не пошли. В тот день они потеряли 600 человек.

Батальон под командованием капитана Ивана Гришина из 509-го полка смог переправиться на правый берег у Сошиновки только в ночь на 26 сентября. Это и считается официальной датой создания плацдарма. Она проходит по всем документам не только 236-й дивизии.

Звания Героев достойны

Эти слова в каждом представлении  разведчиков-десантников к наградам.  Почти сутки,  25 сентября 1943 года,  узкую полоску днепровского берега, которая затем превратится в часть стратегического Аульско-Бородаевского плацдарма, сыгравшего определяющую роль в освобождении Днепропетровщины, удерживала горстка разведчиков 496-й отдельной разведывательной роты. Все 20 награждены орденами Красного Знамени приказом командира дивизии. 18 стали Героями Советского Союза. Как объяснял Сергей Петрович Шпаковский, один разведчик был отправлен на левый берег  сопровождать в штаб двух местных парней из Аул (кстати, оба были зачислены в армейскую разведку), а второй не выдержал, якобы, и покинул поле боя. К сожалению, кроме  наградного листа ничего больше о  его судьбе найти не удалось.

В представлениях к званию Героев описания подвига разведчиков очень скупы. Большинство находились в медсанбате или были отправлены в госпитали. Сержант Василий Кондырев умер от ран в медсанбате и похоронен в Елизаветовке. В госпитале в Петриковке скончался рядовой Сергей Пузырев. Погибли на плацдарме рядовой Даниил Лях и сержант Иван Луференко. О том, кто создал и удерживал плацдарм у Сошиновки, очевидно, было известно не только командованию дивизии, но и командарму, и военсовету 3-го Украинского фронта, утверждавшему решение. 

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 20 ноября 1943 года нет удостоенных звания посмертно. Все они в этом Указе живы.  Пусть живет и память о них.

Герои Советского Союза

Старший лейтенант Шпаковский Сергей Петрович
19.10.1918 - 23.04.1991

Рядовой Алиев Газрет Агаевич
14.12.1922 - 28.02.1981

Ефрейтор Бойченко Виктор Кузьмич
21.07.1925 - 26.12.2012

Рядовой Гитман Лев Абрамович
25.03.1922 - 01.03.1979

Рядовой Грошенков Петр Павлович
29.05.1920 - 19.11.2006

Старший сержант Гузь Марк Дмитриевич
10.10.1919 - 05.06.1990

Рядовой Зайцев Константин Федорович
25.08.1914 - 03.06.1977

Сержант Кондырев Василий Иванович
4.07. 1921 - 27.09.1943

Рядовой Лях Даниил Пантелеевич
10.11.1924 - 26.09.1943

Младший сержант Марков Никифор Николаевич
10.03.1916 - 11.08.1997

Рядовой Пузырев Сергей Михайлович
1912 - 02.10.1943

Сержант Луференко Иван Иосифович
2.04.1919 - 26.09.1943

Сержант Сабанов Григорий Луарсабович
20.04.1910 - 02.04.1968

Старшина Стасюк Василий Дмитриевич
28.12.1913 - 22.02.1984

Рядовой Федин Федор Денисович
1919 - 19.10.1944

Старшина Хазарьян Семен Аркадьевич
22.05.1922 - 24.03.1977

Старший сержант Чмыренко Николай Романович
1917 - 20.11.1943

Сержант Шиловский Леонид Прокофьевич
1919 - 3.11.1943

Людмила Глок