Жизненный путь Алексея Самойленко-Калиника

Олекса Самойленко-Калиник. Дружеский шарж

Каждый человек имеет право на собственное мнение, однако, не всегда оно соответствует действительности. Многие наши сограждане, часто и не по своей вине, пребывают в каком-то замкнутом кругу игнорирования отечественной истории.

И тому есть объяснение. Получая образование, студенты послевоенного и последующих поколений не услышали правды о революции, коллективизации, голодоморе, сталинских репрессиях, ничего не узнали о пакте Риббентропа-Молотова, Катынской трагедии, не законспектировали объективных лекций о Второй мировой войне. Что уже говорить о других категориях населения!

Но правда все равно пробивается через асфальт тотальных запретов. Достаточно вспомнить, как изменилось общественное мнение по отношению к таким личностям, как Игнатий Игнатьевич Ясюкович или Анна Оттовна Мороз. Сегодня речь пойдет о судьбе еще одного нашего земляка, портрет которого описывался исключительно черными красками.

Среди многих тех, кого жестокая круговерть истории ХХ столетия оторвала от родной земли и бросила в далекие края, был и Олекса Калиник. Этот человек сделал невероятное: в эмиграции – исключительно на энтузиазме и поддержке самих украинцев – он создал молодежное объединение с развитой инфраструктурой: учебными лагерями и печатными изданиями. Он автор множества работ, среди которых особняком стоит книга «Що несе з собою комунізм?», написанная на основе им же спасенных от уничтожения секретных материалов по голодомору в Криничанском районе и селе Романково. Вы скажете, какое нам дело до этого человека? Ответ прост: крупнейший деятель украинской эмиграции Олекса Калиник и голова Каменской управы во время немецко-фашистской оккупации Алексей Самойленко – одно и то же лицо!

Алексей Самойленко родился 27 февраля 1909 года в городе Ромны на Сумщине в семье потомственного казака, уроженца села Валки Прилуцкого уезда Михаила Яковлевича Самойленко, и его жены Анны Саввины. Об этом свидетельствует запись №8 в метрической книге Соборной Свято-Духовской церкви. Из документа следует, что таинство Святого крещения над новорожденным Алексеем совершили священник Андрей Навроцкий и псаломщик Иаков Бильченко в присутствии родителей и свидетелей – мещанина Петра Батюжевского и дочери мещанина девицы Доминики Лихобавиной.

Прадед новорожденного Яков Самойленко был старшиной при гетмане Мазепе, принимал участие в Полтавской битве. Отступая со шведами в Турцию, он с двумя другими казаками заблудился в Прилуцких балках, поселился там и основал село Валки, ныне Прилуцкий район Черниговской области.

Дядя Алексея – брат матери Анны – состоял директором украинской гимназии в городе Гадяч на Полтавщине. Там он организовал украинский хор и был его руководителем. Мать, которую люди называли Саввична, любила читать и приучила к этому семерых своих детей. Читала им «Кобзаря», украинские исторические рассказы, пела народные песни, посещала театр Садовского, восхищалась творчеством Заньковецкой. В общем, воспитание детей осуществлялось в украинском национальном духе.

Ранние годы Алексея прошли в городе Ромодан Миргородского района на Полтавщине. Первичное образование дети семьи Самойленко получали в местной железнодорожной школе. Отец тяжело трудился, чтобы содержать семью, насчитывающую девять ртов. В 1918 году он поступил на службу в железнодорожный кооператив.

В 1924 году Алексей Самойленко прервал обучение и переехал в Каменское, где, окончив трехлетнюю техническую школу, получил свидетельство механика и работал на Днепровском государственном заводе. Не исключено, что под названием «техническая школа» кроется Каменская железнодорожная школа, находившаяся на перекрестке современных улиц Спортивной и Арсеничева. В 1929 году Алексей возвращается на Полтавщину и становится преподавателем железнодорожной школы в Лубнах, одновременно обучаясь на курсах местного педагогического института. После завершения курсов Самойленко поступает в Киевский институт лингвистического образования. Здесь 23-летнего студента застает лихолетье 1932 года. Видя, как физически погибает украинский народ и органически требует отмщения, Алексей Самойленко организует студенческое звено подпольной «Спілки Української Молоді» (СУМ). В нее вошли студенты третьего курса института. Среди них: будущий деятель украинской эмиграции Петр Чечет, Федор Пилипенко с Черниговщины, отец которого был повстанческим атаманом и принадлежал к «Спілці Визволення України» (СВУ) и другие. Подобные подпольные организации в период Голодомора не являлись исключением. Они существовали не только в студенческой, но и селянской среде, где, чаще всего, под воздействием неимоверно тяжелых обстоятельств, превращались в повстанческие отряды.

16 июня 1932 года вместе с двадцатью друзьями Алексей Самойленко был арестован. Следствие ГПУ продолжалось до декабря. Алексею было выдвинуто обвинение по статье 54-8 в принадлежности к подпольной организации, на основании чего он был приговорен к пяти годам лишения свободы. Эшелон в количестве четырехсот осужденных прибыл на станцию Погра в Карелии. Оттуда колонну узников пять часов по морозу гнали глубоким снегом до вновь построенного концлагеря. Там производились лесоразработки, обслуживающие строительство Беломорско-Балтийского канала. Условия пребывания в лагере были ужасающие: бараки не имели ни потолка, ни крыши. Помещения были покрыты лишь ветками и снегом, который таял и капал на заключенных, как только в бараках начинали топить. Норма выработки устанавливалась следующая: двоим зекам необходимо было за день спилить 10–12 высоких елей, обрубить ветви и распилить на отдельные части по 4–4,5 метра длиной. Эта продукция шла на экспорт. В таких условиях проработали всю зиму.

Однажды, воспользовавшись случаем, когда заключенные работали без охраны, Алексей Самойленко с другом Федором Пилипенко бежали из лагеря. Направляясь на юг вдоль железнодорожной линии Мурманск–Ленинград, они через несколько дней были пойманы с помощью местных жителей – карелов, которые получали за каждого беглеца большую, по тем временам, награду – пять пудов хлеба. Алексея Самойленко отправили в штрафной изолятор концлагеря Медвежьегорск, где предъявили обвинение в шпионаже, поскольку он, якобы, хотел перебежать в Финляндию. Самойленко отказался подписать обвинение, так как это грозило расстрелом, утверждая, что он направлялся в Киев.

В ожидании суда, его отправили в лагерь, откуда выводили на работы по десять часов ежедневно. Через два года Алексея Самойленко перевели в другую зону, где бревна распиливали на доски. В 1938 году в карательных органах СССР произошли некоторые изменения. После ареста и расстрела наркома НКВД Н. Ежова и назначения на его место Л. Берия, наступило временное «потепление». Алексея Самойленко неожиданно освобождают из заключения с запретом на проживание в основных промышленных центрах страны. И он поселяется в Лубнах на Полтавщине, проведывает родителей в Ромодане, а затем переезжает в Днепродзержинск, где проживал его брат Константин, который также отбыл трехлетний срок лишения свободы.

Алексей вначале устраивается механиком на кирпичном заводе, а затем в плановом отделе хлебозавода №1. При этом он постоянно поддерживал связь с друзьями-подпольщиками. Здесь и застала его вторая мировая война. В 1941 году Алексею Самойленко исполнилось 32 года, но за его плечами уже были шесть лет лагерей, опыт конспиративной работы и непоколебимая мечта о независимости Украины. Самойленко встречается с участниками Походных групп ОУН. Последние, после провозглашения во Львове 30 июня 1941 года Акта восстановления Украинской державы, двинулись на восток Украины закладывать подпольные центры. Алексей Самойленко всемерно помогал им продовольствием и всем, чем мог, а также способствовал их дальнейшему продвижению на Донбасс. Во время этих нелегальных встреч Алексей Михайлович, очевидно, в целях конспирации начинает называть себя Олексой Калиником. Он становится головой Каменской городской управы, подробности его назначения пока остаются неизвестными.

Секретарь Днепродзержинского подпольного горкома КП(б)У Казимир Ляудис так описал этот момент: «На хлебозаводе экспедитором работал некий Самойленко. Был незаметным человеком, но к вечеру первого же дня вступления немцев в Днепродзержинск, был объявлен головой городской управы. Оказывается, он был крупным националистом, скрывавшимся длительное время в Днепродзержинске».

Городская управа Каменского разместилась в здании горкома партии напротив театра. Управа быстро наладила работу и уже через несколько дней выдавала справки («персональні виказки») с указанием года рождения, национальности и подтверждения, что имярек зарегистрирован, как постоянный житель Каменского. Наличие такой справки давало ее обладателю возможность трудоустроиться, а также чувствовать себя в относительной безопасности.

На посту головы управы Алексей Самойленко в рамках куцей «свободы», разрешенной оккупантами, помогает местным патриотам отстраивать украинскую культурную жизнь. При его участии была восстановлена деятельность некоторых учреждений, в частности: дошкольный сектор (руководитель П. Волк), школьный сектор (заведующий отделом образований А. Михайлик, затем А. Ляшко), отдел охраны здоровья (заведующий – главврач первой больницы Федор Малинка), спортивное общество (председатель Анатолий Грушевский), организация «Просвіта», украинский драматический театр имени Шевченко (директор и главный режиссер Федор Гладков), газета «Кам’янські вісті» (редактор – священник Иван Куменко), украинская автокефальная православная церковь (протоиереи Борис Беленький и Петр Новосельский). Практически всех руководителей этих служб назначал лично Алексей Самойленко.

Украинский драматический театр имени Тараса Шевченко в начале декабря 1942 года поставил драму о Голодоморе под названием «Марко Отава». На постановке драмы перед штадткомиссаром города Самойленко настаивал лично. Пьеса показывала большевизм, как преступление против украинского народа. Но поскольку драма, по своей сути, являлась глубоко националистичной, немцы ее запретили и сняли с репертуара.

Самым массовым мероприятием, проведенным при непосредственном участии Алексея Самойленко, стали празднования 128-й годовщины со дня рождения Т. Г. Шевченко, устроенные 11 марта 1942 года в городском театре и церкви. Вечером того дня многочисленные гости и зрители пришли в театр, украшенный шевченковскими цитатами на желто-голубой бумаге. Первые ряды заняли немцы. На сцене появился объединенный хор в сопровождении ансамбля бандуристов. Слова «Заповiта» заполнили зал. Присутствующие встали и подхватили пение. Обескураженные немцы также поднялись. Комиссар Кремер спросил переводчицу: «Это гимн?» Та ответила: «Нет, но почти». Торжества прошли с большим вдохновением и патриотическим настроением украинцев. А в Николаевской церкви состоялась многочисленная панихида по Тарасу Григорьевичу Шевченко.

Шевченковские дни 1942 года

Шевченковские дни 1942 года

Подавая отчет о празднике Т. Г. Шевченко в Каменском, комиссар Кремер обращал внимание гестапо на необходимость немедленного следствия против украинских руководителей города, которые, по его мнению, «были связаны с бандеровским ОУН».

Самойленко не был членом ОУН, то есть, не принимал присяги организации, однако являлся активным участником украинского национального движения. Фактическая деятельность в оккупационном Каменском, которую проводили патриоты небольшевистской Украины при содействии Алексея Самойленко, заслуживает серьезного внимания и уважения. Разумеется, роль А. Самойленко в деле «розбудови української національної свідомості» не стоит преувеличивать, но уже не подлежит сомнению, что было бы серьезной ошибкой низводить его до уровня предателя или ярого коллаборациониста.

Личность Алексея Михайловича Самойленко была в определенной степени противоречивой. Занимая пост головы управы, он не мог не выполнять требований немецкой оккупационной администрации. 19 июня 1942 года во время визита в Каменское Эриха Коха, Алексей Самойленко по долгу службы встречал рейхскомиссара на пороге управы. Во время оккупации он женился на учительнице украинского языка и литературы красавице Валентине Зайченко, проживавшей до этого на улице Спортивной. После венчания в Николаевской церкви молодые на фаэтоне, разбрасывая ребятне конфеты, покатили к дому на улице Йоганесса Брамса (ныне ул. Перекопская, редакция «Новой газеты»), в которой размещались немецкая кухня и столовая, и где было устроено гуляние с присутствием немецких чинов.

Одновременно А. Самойленко начинает работу по изучению Голодомора 1932–1933 годов. В его руки попадают документы, свидетельствующие об организации и проведении коммунистическим режимом искусственного голода. Эти материалы предназначались для вывоза или уничтожения советскими органами перед приходом немецких войск, однако, в суматохе отступления уцелели. Поскольку городская управа располагалась в здании, в котором до войны находились горком и горисполком Днепродзержинска, Алексей Самойленко и завладел уникальными документами. Ему удалось сберечь их, и, пробираясь через фронтовые линии, провести через границы шести государств, чтобы в соответствующий момент предъявить неопровержимые улики миру.

При приближении советской армии к Каменскому, Алексей Самойленко с супругой приняли решение уходить на запад. Он прекрасно понимал, что органами НКВД не будут приняты во внимание никакие побудительные мотивы стать головой управы. Вместе с ним эвакуировались на запад многие врачи, учителя, работники различных городских учреждений. Как и тысячи украинцев, супружество Самойленко очутилось под конец войны в Австрии в г. Зальцбург. Здесь Алексею удалось раздобыть печатную машинку с украинским шрифтом, и он начал издавать вначале стенную газету, а потом журнал «Новые дни», пост редактора которого принял его давний товарищ и соратник П. Чечет-Волыняк. С выдающимся украинским общественным деятелем Петром Кузьмичом Чечетом, взявшим псевдоним Волыняк, Алексей Михайлович Самойленко-Калиник дружил еще со студенческой скамьи и вместе отбывал срок на строительстве Беломорско-Балтийского канала.

Затем судьба перенесла Самойленко в Германию, в лагерь для перемещенных лиц, так называемых «депистов» «Sommekaserne» в Аугсбурге, который стал в то время одним из основных центров украинской эмиграции. В Аугсбурге начала расцветать украинская культурная жизнь. В 1946 году Самойленко-Калиник организовал издание журнала «Авангард», первым редактором которого был Петр Кизко, а на протяжении 1954–1958 годов – сам Алексей Михайлович. Кроме того, выходил универсальный еженедельный журнал «ПУ-ГУ», в №2 которого от 15 марта 1947 года под псевдонимом «К. Р.» была опубликована статья Олексы Самойленко-Калиника «Роковини Шевченка в 1942 році», рассказывающая о проведении Шевченковских празднований в оккупированном Каменском.

Долгое время жизнь украинцев в Аугсбурге, как и вообще в Западной Европе, была скованной страхом перед насильственной депортацией в Советский Союз. Очутившись среди народов Европы и Америки, украинцы убедились, что человечество не имеет элементарного представления, чем страшен российский коммунизм для всего мира. Алексей Самойленко-Калиник активно включился в организацию протестных акций и демонстраций против принудительного вывоза в СССР, а также изготовлял соответствующую документацию для тех, кому угрожала депортация.

Мечтой Алексея Михайловича являлось возрождение деятельности Союза Украинской Молодежи в эмиграции. По его инициативе, при помощи таких лиц, как его супруга Валентина Калиник, а также Д. Штогрин, М. Юзенив и другие, был организован первый центр СУМ в Аугсбурге, а к июлю 1946 года появились еще семь центров в Германии, в которых насчитывалось 200 активных членов. На Мюнхенском заседании 6 июля 1946 года было избрано Центральное организационное бюро СУМ, а 4 сентября того же года состоялась первая конференция в Аугсбурге, за организацию которой отвечал А. Самойленко-Калиник. На ней собрались представители от 24-х центров, которые утвердили Устав СУМ. Первый Конгресс Союза Украинской Молодёжи состоялся 20–24 марта 1947 года в Мюнхене, а второй 24–25 апреля 1948 года в лагере ДП „Sommekaserne” в Аугсбурге.

На третьем Конгрессе СУМ, который прошел 1 мая 1949 года в немецком городе Фюртен, Алексея Самойленко-Калиника избрали исполняющим обязанности председателя ЦК СУМ. Союз Украинской Молодежи к тому времени стал уже мировой организацией, которая имела свои центры в США, Канаде, Великобритании и других частях света, где обитали украинцы. На четвертом Конгрессе СУМ в Брюсселе 28–29 января Самойленко-Калиника избрали председателем ЦК СУМ.

Благодаря его энергии и упорному труду, Союз Украинской Молодежи становится мощной организацией, объединяющей тысячи членов во многих частях света. В это же время, то есть в 1953 году, выходит сборник документов о Голодоморе в Украине 1932–1933 годов под названием „Що несе з собою комунізм?» и его перевод на английский язык „Communism – the Enemy of Mankind”. Эта книга была единственным, на то время, документальным обвинением российского коммунизма в уничтожении украинского народа, которая увидела свет на Западе.

Представленные документы происходят преимущественно из Криничанского района Днепропетровской области, но они характеризуют ситуацию 1932–1933 годов на всей территории советской Украины. На примере села Романково составитель сборника показывает смерть „від різачки”, „виснаження” и других причин преждевременной кончины 588 жителей из пяти тысяч на протяжении пяти месяцев 1933 года.

Люди, близко знавшие А. Самойленко-Калиника, вспоминают, что он в то время вел по-настоящему спартанский образ жизни, полностью посвятив себя работе, проводя дни и ночи в бюро Союза Украинской Молодежи. Вместе с тем, это был необыкновенно скромный человек, которому были чужды поза и разговоры о своих заслугах. Поэтому среди материалов украинской периодики в диаспоре встречается много эпизодов, которые свидетельствуют о бурной организационной деятельности нашего земляка, но нигде на страницах газет нет ничего личного о нем – лишь об украинском деле, которое он совершал.

Не довольствуясь возрождением и строительством Союза Украинской Молодежи в эмиграции, Алексей Михайлович Самойленко-Калиник взялся за воссоздание Союза Освобождения Украины, к чему могли бы подключиться и СУМовцы старшего возраста. По его инициативе было созвано первое организационное собрание Союза Освобождения при участии профессоров Куренного, Г. Ващенко, В. Плюща и сотника И. Галушки. Центры Союза Освобождения Украины были также созданы в разных странах мира; стал издаваться журнал Союза «Миссия Украины» под редакторством Олексы Калиника. Необходимо отметить, что в связи с недостатком финансов, вся организационная работа Союза Освобождения Украины происходила за счет средств самого Алексея Самойленко-Калиника и его коллег.

Многогранная деятельность Олексы Калиника не прервалась с его переездом в 1958 году в Соединенные Штаты Америки, где первоначально он поселился в Нью-Йорке. Хотя он и отошел от руководства Союза Украинской Молодежи, но еще долгие десятилетия занимался работой в Союзе Освобождения Украины и значительную часть своего заработка отдавал на его функционирование. Кроме того, он активно поддерживал деятельность организации «Американцы за освобождение порабощенных наций», которую возглавляла его супруга Валентина Калиник. Эта организация ежегодно устраивала манифестации около статуи Свободы в Нью-Йорке, пытаясь привлечь внимание мировой общественности к проблемам угнетенных народов. Алексей Самойленко-Калиник до конца своей жизни принимал активное участие в Краевом Совете Украинского Конгрессового комитета Америки (УККА), хотя ему приходилось приезжать на заседания из далекой Пенсильвании.

18 ноября 2001 года Алексей Михайлович Самойленко-Калиник умер в американском городе Лигайтон. Его супруга Валентина Алексеевна Калиник-Зайченко пережила мужа на три года. Они похоронены в одной могиле. На гранитной плите обелиска выбита надпись: "Олекса Михайлович Самійленко, 28.02.1908 - 18.11.2001, Автор гасла СУМ «Честь України готов боронити!»".

Александр Слоневский, член Национального общества краеведов Украины

Автор благодарит журналиста и краеведа Людмилу Глок за толчок к поиску материалов по данной теме. «Отправной точкой» при написании настоящей работы явилась статья украинского историка-эмигранта Геннадия Иванущенко «Шляхи Олекси Калиника».