Гамлет из Каменского

Геннадий Василенко - молодой актер музыкально-драматического театра им. Л. Украинки города Каменского. Начал свою деятельность в городском театре в 2012 году, на его счету 26 ролей. Лауреат Х Театрального фестиваля «Классика сегодня» 2016 года - в номинации «Лучшая мужская роль» за роль Гамлета в спектакле «Гамлет» В. Шекспира.

- Как вы стали актером?

- Это интересная история. У меня мама, дедушка и дядя - инженеры, папа был милиционером. После школы я решил продолжить традицию и поступил учиться на инженера-механика в Днепропетровский химико-технологический университет. Учился на тройки и при этом даже не попал в команду КВН. На втором курсе на зимней сессии я проснулся утром в пятницу перед экзаменом по электротехнике и подумал: «А почему бы не стать артистом?». С самого утра я пошел не на экзамен, а в деканат. Декан взял меня за руку, повел в приемную, где сидел его помощник, и сказал: «Вы представляете, Гена на артиста будет поступать». Смеху было!

Забрав документы, поехал домой и сказал родителям, что бросил институт. Это была катастрофа, история, достойная документального фильма. Спасибо папе, который сказал: «Хочешь быть артистом? Будешь артистом! Еще зима, пока будешь работать, а там, если не поступишь, пойдешь в армию». Я устроился охранником в «Биллу». В этот период я упорно готовился: занимался вокалом, танцем, готовил программу. Мама мне отличную басню Крылова нашла - «Пушки и паруса», с которой меня и в институт взяли, и в театр, и я надеюсь, когда-то с этой басней меня возьмут в кино. Я поступил в Харьковскую государственную академию культуры. Учился там плохо, а между учебой чего я только ни делал и где только ни работал: и в стендап-шоу участвовал, и коньячные пробки клеил. На пятом курсе нужно было самому найти театр для преддипломной практики. И я поехал в Днепропетровск - меня не взяли.  Кто-то из знакомых предложил съездить в Днепродзержинск в театр им. Леси Украинки. Я сразу попал к директору театра Маргарите Кудиной, а она меня направила к Сергею Чулкову. Он сначала не хотел меня брать, потом взял-таки на практику. Я через неделю приехал, прочел басню, и он сказал, что берет меня на практику и готов взять на работу. И вот с 2012 года я тружусь здесь.

- Первый день в театре, первая роль... Как это было?

- Когда я пришел работать в театр, Сергей Анатольевич (режиссер Днепродзержинского театра Сергей Чулков, - ред.) сразу дал мне две роли. Я не поющий артист и даже не пел на пробах. Он дал мне Лешку в «Очень простой истории» и Франка в оперетте «Летучая мышь». Роль Лешки была простой, и она не вызывала у меня никаких опасений. А вот Франк - директор тюрьмы в оперетте, да еще и нужно петь с главной героиней. Для меня это было страшно, но это состоялось. Это одна из любимейших ролей, возможно, потому что она была первой. Я пришел в театр в марте, а в июне уже сыграл свои первые роли. А вообще, первая роль, в которой я был полностью с самого начала, это «Билокси блюз», я там сыграл рядового Юджина Джерома. Эти роли прошли академически правильно, у меня тогда еще не хватало смелости на какую-то импровизацию. Вот как игра сборной Португалии в финале Еврокубка. 

- Что для вас значит театр?

- Театр - это жизнь. Я стараюсь себя относить к артистам старой школы, несмотря на то, что я молодой. Мне повезло в 2013 году в Москве учиться в театральной школе. Там мастера преподавали, которые выпустили известных актеров, я с ними занимался. Вот артисты старой школы не говорят «работаю в театре», они говорят «служу театру». Вот это выражение я стараюсь сделать кредо своей профессиональной деятельности. Театру нужно служить - это факт. Нельзя жить рядом с театром, нужно ему отдаваться полностью. При этом говорят, не хватает времени на личную жизнь, на хобби. Хватает! Я считаю, в любой профессии, если ты себя ей отдаешь полностью, ты успешный человек, а если сидишь на лавке запасных, можешь так просидеть всю жизнь. Кто-то хочет быть первым, а кому-то хорошо быть там, где он есть. Я все-таки отношусь к тем, кто хочет быть первым. 

Сцену нужно уважать, потому что она дама капризная и не прощает нелюбви к себе. Времени занимает много, но время для отдыха всегда можно найти.

- Что для вас значило сыграть роль Гамлета?

- Говорят, все артисты-мужчины мечтают сыграть роль Гамлета. Я не мечтал. И не потому, что мне не нравился Гамлет. Во-первых, я не думал, что визуально Гамлет может выглядеть, как я. Во-вторых, я не думал, что у меня хватит таланта и актерской мощи сыграть эту роль. В-третьих, сыграв эту роль, я понял, почему ее играют артисты, которым за 35 - потому что там уже есть чем играть. Но Сергей Анатольевич сделал ставку на меня.  Он решил, что Гамлет может быть таким молодым мальчиком, ведь у нас на сцену Гамлет выходит молодым, а уходит уже седым мужчиной. Когда назначили на роль, я еще не понимал, что такое Гамлет. Потом в процессе работы я все понял. Это роль, которая может раскрыть артиста либо полностью его закрыть. Она амплитудная - я думал, что сойду с ума, мне кажется, даже психику пришлось немного шатнуть, чтобы ее сыграть. 

После трех спектаклей и фестиваля я могу сказать, что это было интересно, творчески тяжело. Мне не давали выдохнуть ни дня. Сутки после премьеры я спал. Это был творческий и познавательный процесс. После сдачи на обсуждении Сергей Анатольевич сказал, что с ролью я справился на 80 процентов, я с ним согласен, ведь сделать Гамлета на 100 процентов за такой короткий период невозможно. Но я работал над ролями и после выпуска спектакля, и вот третий спектакль уже кардинально отличался от первых двух.

- Что нового открылось после этой роли?

- Я открыл для себя Шекспира с новой стороны. Прочел «Отелло» - пьеса стала моей любимой. Открыл для себя Томазо Сальвини - артиста 19 века (он играл Гамлета и Отелло). Работая над Гамлетом, он написал: «Разум его силен, но решимость почти детская», и я взял это себе на вооружение. Так и есть: два акта Гамлет рассуждает «быть или не быть», «мстить или не мстить». Открыл для себя масштабность убийства и смерти человека, насколько это страшно. Мы, слава Богу, с этим не сталкиваемся в повседневной жизни. Масштабность этого злодеяния полностью для меня не открыта, поэтому нужно учится для полного погружения в роль.

- Были сложности в работе с ролью Гамлета?

- Были. Я молодой еще, и некоторые моменты, которые нужно переживать через себя, я переживал внешними красками: голосом и пластикой. И тогда мне казалось, что я делаю все правильно. А Сергей Чулков, не стесняюсь этого повторять, - великий режиссер, один из лучших в Украине, он видит, когда ты врешь на сцене, и говорит об этом. И я репетирую монологи снова и снова. Но к чему-то хорошему мы пришли. Гамлет вскрыл все мои минусы, но это классно, ведь на примере этого можно совершенствоваться и достигать целей.

- О какой роли мечтаете?

- И до Гамлета, и после я мечтаю о роли Хлестакова в «Ревизоре» Гоголя. Но боюсь, как Олег Павлович Табаков, всю жизнь мечтать, так и не сыграть.  Эта мечта еще со студенческих лет. «Ревизор» сверхактуален, он рассказывает о коррупции и тупизне. Как говорится, никогда нельзя недооценивать предсказуемость тупизны.

- С какими сложностями сталкивается молодой артист в театре?

- В этом театре - ни с какими. Это хороший старт для молодого актера, где можно открыться. По слухам, в других театрах молодой актер еще четыре года будет стоять где-то на задворках, а играют старики. Здесь молодежи дают играть, и это классно.

- Опишите свой рабочий день.

- Понедельник у артистов выходной. Как говорится, в церкви, у проституток и у артистов - выходной. Со вторника по воскресенье - работаем. Репетиция начинается в 11.00, потому что считается, что до 10 часов у артиста спит голос. Но это не значит, что нужно просыпаться в 10, завтракать и идти сонным на работу. Нужно приехать на 11 часов уже готовым к репетиции. Еще плюс спектакли.

- Когда тексты учите?

- С этим нет проблем. Многие зрители спрашивают: «Как вы столько текста учите?» Выучить текст роли - самое простое, что есть в профессии. Если ты не можешь запоминать, значит, ты профнепригоден.

- Что вас подкупает в работе?

- Нравится то, что на сцене ты можешь воплощать тайные желания: убивать, любить, ненавидеть. До роли Герострата в пьесе «Забыть Герострата» я не думал, что во мне есть столько негатива. И именно в этой роли я его выплескиваю полностью.  А после этого спектакля я еще три дня всех люблю. В обычной жизни живешь по нравственным правилам, которое придумало общество, а на сцене их можно нарушать. Главное - оставить их на сцене.

- Что нравится помимо театра?

- Я люблю читать. Люблю книги. Мы ездили на гастроли во Львов, я оттуда привез 10 книг, люблю их собирать. Люблю кинематограф. Занимаюсь в тренажерном зале. Люблю футбол. Кстати, меня порадовал чемпионат Европы- 2016.

- Что для вас является оценкой работы?

- Аплодисменты зрителей. Они бывают после любого спектакля, но мы чувствуем и слышим, понравился ты зрителю или нет. После хорошего спектакля на поклоне слышим аплодисменты, и наступает какой-то творческий экстаз. Профессия актерская - для зрителей. Мы выходим на сцену для того, чтобы заразить, удивить, заинтересовать зрителя. Когда происходит этот контакт, искра - это и есть лучшая оценка.

 - «Лучшая мужская роль» на «Классике сегодня» - тоже оценка?

- Мне было очень приятно. Но член жюри Юрий Ющенко написал, вернувшись в Одессу, что единственная дилемма по раздаче наград возникла в номинации «Лучшая мужская роль» - выбирали между Волощенко за роль Клавдия и мною. Решили дать мне «на вырост». Я считаю, что эту награду надо было дать тому, кто заслуживал ее здесь и сейчас. 

Актерское самолюбие - первый враг артиста и первый двигатель. И оно у меня есть. 

Е.Киба