Как проходит переаттестация полиции

О том, как проходила переаттестация полицейских второй и третьей категории, рассказал общественник от «Автомайдана» Виталий Маркин.

Полицейские проходили тестирование в два этапа: первый - тесты на компьютере, второй - собеседование с членами комиссии.

Комиссия, которая проводит собеседование с сотрудниками полиции, должна была состоять из шести человек: глава комиссии (полицейский высокого звания) и два офицера полиции, которые уже прошли переаттестацию, причем один из них сотрудник патрульной полиции, также приглашали трех представителей общественности. Представители общественности присутствовали не всегда.

«Когда я видел, что в некоторых комиссиях вообще нет представителей общественности, я подходил к главам комиссий и просил их обратить на это внимание. На что мне отвечали, что отбор уже произведен и уже ничего невозможно сделать. В этом случае есть непосредственная вина общественников», - говорит Виталий Маркин.

Для того, чтобы быть членом комиссии, общественники должны были предварительно подать свои заявки. Независимая компания проводила отбор представителей общественных организаций - изучала их деятельность, проводила мониторинг социальных сетей и таким образом принимала решение о возможности доверить этим людям выступать независимыми экспертами на собеседовании.

В составе комиссии кроме Виталия должны были быть еще два представителя общественности. Один из них появлялся лишь изредка, а второй не приходил вообще. Многие полицейские, по словам Виталия Маркина, не имели элементарных знаний по своей работе, и было совершенно непонятно, как эти люди работают в рядах полиции. И в том, что эти полицейские прошли переаттестацию и остались работать, виноваты и сами общественники. Они могли повлиять на ситуацию, но своим отсутствием развязали руки другим членам комиссии, которые были заинтересованы оставить этих людей на прежнем месте.

Виталий Маркин считает, что если бы в составе комиссии всегда присутствовали три общественника, то член комиссии, патрульный полицейский, принимал бы объективные решения, так как сам был непосредственно заинтересован в том, чтобы в рядах полиции работали компетентные сотрудники.

«У меня опускались руки, и я понимал, что не могу влиять на ситуацию. Я тратил свое время и деньги за это потраченное впустую время, которые мне никто не компенсирует. Я уже хотел было отказаться от этого, но подумал о том, что не могу оставить один на один патрульного полицейского с системой. Тогда бы он понял, что он один и рассчитывать ему не на кого», - говорит Виталий Маркин

Как рассказал Виталий Маркин, во время прохождения аттестации полицейскими второй категории у некоторых общественников уже сложилось впечатление, что глава комиссии имеет негласное указание в отношении некоторых аттестуемых. Во время собеседования ему поступал звонок либо приходило смс-сообщение, на основании которых он выносил решения. Это происходило, как правило, тогда, когда кандидатура аттестуемого полицейского вызывала большие сомнения. Виталий Маркин рассказал, что в таких случаях обращался с просьбой к главе комиссии не отвечать на телефонные звонки и не читать смс-сообщений, после чего глава комиссии отключал свой телефон.

Но через некоторое время в кабинет заходил неизвестный мужчина, который просил его включить телефон и принять звонок. Дальше все шло по накатанной схеме: полицейского, который не мог ответить на вопросы аттестационной комиссии, как минимум, не увольняли.

При проведении аттестации полицейских 3-й категории общественники выразили свое недоверие главе комиссии, на что тот ответил, что он тоже чей-то подчиненный и вынужден так поступать, потому что хочет остаться работать в рядах полиции.

Как заявляет Виталий Маркин, во время проведения аттестации, по объективным данным, 60-70% полицейских не соответствуют занимаемым должностям, но их вынуждены были оставить только лишь потому, чтобы было кому работать в полиции. Хотя, по заявлению Виталия Маркина, на аттестации он встречал полицейских, знания которых не вызывали сомнения.

Виталий продолжал приезжать на проводимые собеседования до последнего дня, пока ему не пришло сообщение от главы комиссии о том, что аттестация закончена.

«Это система, которую нужно ломать. И сразу это невозможно. До последнего я был членом комиссии и пытался повлиять на ход событий», - рассказывает Виталий Маркин. 

С.Брижа