Николай Калениченко: «Врач смотрит на человека через призму добра»

Уникальный специалист нашего города - заведующий городским ревматологическим отделением 7-й городской больницы Калениченко Николай Львович.

- Николай Львович, почему в медицине вы выбрали ревматологию?

- Я закончил медицинский институт и три года проработал практическим врачом-терапевтом в 4-й больнице. Потом поступил в клиническую ординатуру. Там готовят профессионалов высшей категории для практического здравоохранения. Я был на кафедре дисциплин внутренних болезней. Это гематология, эндокринология и ревматология. Ревматология - это интегральная специальность. Она стала очень захватывающей для меня. Тогда я стал изучать ее и вот уже много лет работаю.

- Когда вы начали работать ревматологом?

- Сначала я работал в 3-й больнице, потом меня перевели в 7-ю городскую больницу. Здесь я работаю с 1980 года, уже 36 лет. Заведую городским ревматологическим отделением.

- Какая самая сложная проблема в ревматологии?

- Ревматоидный артрит - очень тяжелая болезнь, но для лечения нам доступны базисные средства. Если больной ко мне попадет на протяжении первых 4-х месяцев появления симптомов, то можно добиться того, что болезнь переходит в ремиссию. Если же больной не обращается, то года через два ему грозит инвалидная коляска. В городе у нас зарегистрировано около 2 тысяч случаев этого заболевания. И еще примерно столько же это заболевание не диагностировано у людей.

Еще есть болезнь Бехтерева, или псориатический артрит, так называемая поза просителя. Для таких больных не существует базисной терапии, она работает всего лишь на 20 процентов. Эти люди разрушаются на глазах. Для них показаны только обезболивающие препараты, симптоматическая терапия.

Системные воспалительные болезни, которые могут изуродовать, скрутить человека за два года. Горько, когда люди поздно ко мне попадают. Всегда думаю: если бы человек раньше ко мне пришел, у него могла бы быть иная жизнь и судьба, возможно, более счастливая.

- Расскажите о ревматологическом отделении, которым вы заведуете.

- Городское ревматологическое отделение рассчитано на 30 человек. Изначально отделение было рассчитано на 60 человек, постепенное сокращение привело к 30. Я произвожу отбор пациентов, которым просто необходимо стационарное лечение. Принимая такое решение, я пропускаю историю болезни пациента через себя, чтобы не упустить очень серьезное ухудшение здоровья, которое может наступить. Кроме меня в отделении работают один врач и медсестры.

На стационарном лечении пациенты в полном объеме получают необходимое лечение - внутрисуставные манипуляции, инфузионную терапию, капельницы, физиотерапевтическое лечение.

Мы стараемся к каждому больному относиться как к особенному. Поначалу человек здесь чужой, растерянный. Буквально несколько теплых слов со стороны медперсонала - и больному уже морально легче. Он чувствует, что о нем заботятся, что он кому-то нужен, к нему не безразличны. Я считаю, человек может простить все, но он не прощает небрежного отношения к себе. Когда пациенту улыбаются, проявляют заботу о нем, он это чувствует и расцветает.

Хорошая обстановка, дисциплина и профессионализм - все это благодаря нашему главному врачу 7-й городской больницы Владимиру Григорьевичу Дьяченко.

- Как на данный момент представлены возможности диагностики ревматических болезней?

- Сейчас существование частных клинических лабораторий - это уже новый уровень по сравнению с тем периодом времени, когда я начинал работать. Мы ставим сложнейшие диагнозы, объективизируем их.

Эти обследования стоят примерно 400-500 гривен, не дешево, но это просто необходимо, потому что у пациента может быть за плечами не диагностированная вовремя болезнь. Мы широко пользуемся этими методами.

Лет 30 назад было очень много обездвиженных ревматологических больных. Сейчас таких больных единицы.

- Что самое интересное и особенное в вашей работе?

- Редкие и даже интересные диагностические случаи будут звучать скучно. В работе врача-ревматолога каждый день встречаются интересные случаи. Я могу сказать, что трогает мою душу. Когда больной приезжает на прием ко мне из другого города. Он плохо себя чувствует, растерян. А здесь уже другой - так сказать, освоившийся пациент, который готов ему помочь даже в простых бытовых вещах - угостит своей едой, подскажет, подбодрит.

Еще меня впечатляет, когда на прием приходит жена с больным мужем. Это редко случается. Как она переживает за него, соболезнует ему!

Люди больше способны понять и посочувствовать, например, когда у человека болит голова или желудок, а когда распухает сустав и человек испытывает невыносимую боль, это почему-то не вызывает такого сочувствия у людей.

- По ходу разговора с вами складывается впечатление о вас как об очень веселом и оптимистичном человеке. Как вам за много лет такой тяжелой работы удалось сохранить эти качества?

- У меня всегда был такой характер. Мама моя всегда была оптимисткой. А еще отдушина для меня - природа. Люблю после работы в лес пойти погулять, отключаюсь от рабочих дел. Приучил себя за столько лет работы. Ведь у любого врача возникает чувство вины. Думаешь, люди простят тебя, а сам себе ведь не простишь.

Беседовала Светлана Брижа