Полицейский - самый не защищенный Законом человек

Накопившиеся вопросы о работе полиции, результатах аттестации и насущных проблемах города мы задали начальнику Каменского отдела полиции ГУ НП в Днепропетровской области Олегу Кабаненко.

- Полиция Каменского проходила аттестацию. Вы уже знаете результат?

- Первая и вторая волна аттестации уже прошли - это руководители первой и второй категории. Я шел по второй волне как исполняющий обязанности. Аттестацию не прошел - результат четыре балла.

- Будете оспаривать результаты в суде?

- Если государство решит, что я как полицейский и специалист ему не нужен, что я буду доказывать в суде? В милиции незаменимых людей нет. Не собираюсь ни в какие суды идти. Я в себе уверен, и на этом жизнь не заканчивается - у меня есть для кого и ради кого жить. Многие руководители, которые аттестацию не прошли, люди с большим багажом опыта и знаний. Разбираются в оперативной работе, знают методы конспирации и агентурной работы. Есть круг людей, которые заинтересованы в таких специалистах.

Я не берусь судить, была ли аттестация объективной. Говоря о себе, считаю результат необъективным: проработать 28 лет в милиции и за 20 минут стать негодяем - так не бывает. Вы и сами прекрасно знаете, о чем идет речь - публикации в сети Интернет о том, что руководство полиции якобы «крышует» наркобизнес и другие вещи. Вот здесь я готов драться. Как только я заступил на должность, были подняты все дела, которые так или иначе связаны с оборотом наркотиков. Задержан один из самых крупных распространителей, который присадил на опиум огромное количество людей. А приходя на аттестационную комиссию, общественность заявляет, что Кабаненко крышует наркотики. Почему-то не сказали, что Кабаненко ни разу за границей не был, а заработанное предпочитает потратить на своего сына, купив ему, например, велосипед.

В полиции есть много надзирающих служб, есть внутренняя безопасность. Поступили сведения, что я занимаюсь наркотиками? Пожалуйста - есть негласные следственные мероприятия. У меня нет времени ходить по судам, защищая свою честь и достоинство, есть более важные дела. Я всегда был морально готов к тому, что с руководящей должности тебя в любое время уберут. Полицейский в современных реалиях - это самый не защищенный Законом человек. Если в гражданских организациях придерживаются каких-то норм, то у нас внутренние приказы могут считаться выше Закона.

- Какая в Каменском ситуация с распространением наркотиков?

- Определенное время в законодательстве был пробел, и мы не могли документировать сбыт наркотиков. Потом были созданы отдельные подразделения и департаменты. Они существуют в структуре Нацполиции, и все, что связано с наркотиками, их приоритет. Моя работа - расследование краж, грабежей, документирование сбыта. С первого дня работы я собрал руководителей и сказал им: «Вы посмотрите, какие тут масштабы наркомании. Основная часть населения - это работяги, но есть в городе и грабители, воры, наркоманы, на которых вы закрываете глаза. Дай бог, чтобы ваши дети, родственники никогда не столкнулись с этим горем». Именно я инициировал мероприятия по делам, которые были возбуждены ранее. Один из самых крупных распространителей опия в Каменском задержан. Когда я работал в Днепре, этот господин стрелял по моим сотрудникам. Не знаю, занималось им руководство ранее или нет, но этот «товарищ» был на свободе. Своим заместителям я сразу сказал: меня в ваш город отправили в ссылку, но пришел я работать, а не протирать штаны. Начали работать, документировали сбыт, было много информации по оружию и наркотикам. У подобных персонажей часто хорошие адвокаты и связи в криминальном мире. То, что человек, который стрелял по работникам милиции, сделав их инвалидами, продолжал в три раза активнее заниматься сбытом наркотиков, это неправильно.

Я всегда реагирую на критику, если она не беспочвенна. После публикации в вашей газете о торговле опием я собрал руководителей районных отделений полиции и очень жестко с ними разговаривал. Сказал: грош вам цена, если люди видят, что у вас под носом сбывают наркотики, а вы этого не видите. Сказал, что никаких оправданий, что этим должен заниматься ОБНОН или 7-й отдел, быть не должно. Вы отвечаете за состояние порядка на вверенной территории и будете головой отвечать за результат работы. Мы подняли все дела, которые были возбуждены ранее, и активизировали работу. Выяснилось, что по ряду дел, находившихся у следователей, оперативное сопровождение проводят сотрудники межрегионального управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Я поручил довести до логического конца ранее возбужденные дела, обращаться в суд с ходатайствами на проведение санкционированных обысков.

Неприятный осадок, конечно, остался. Пускай ругают за все что угодно: нераскрытые убийства, разбои, что мы где-то недорабатываем, что-то не получается, но за наркотики…. Я никогда в жизни ими не занимался и никому не советовал бы.

- Игорный бизнес, так называемые «Интернет-центры». Первая волна внимания к ним со стороны полиции проходила с изъятием оборудования. Сейчас полиция только составляет протоколы, выезжая на сигналы общественников. В чем сложность процедуры доказательства?

- В том и проблема, что здесь не сам факт проведения игр документируется, а необходимо установить организатора. К уголовной ответственности привлекается организатор незаконных азартных игр. Сейчас они пользуются пробелом в законодательстве. Если общественность выявляет игорный клуб на территории нашего обслуживания, то по закону мы можем приходить туда и проводить осмотр. Часто действуем на свой страх и риск. На следующий день мы в обязательном порядке должны идти с ходатайством в суд на получение санкционированного обыска или досмотра данного помещения. Но представьте картину, когда суд отказывает в удовлетворении ходатайства. Тут уже начинаются другие процессы. Тот же организатор или владелец этого клуба может идти в суд и оспаривать законность проведения наших мероприятий, прокуратура начинает действовать. На сегодняшний день не существует утвержденного перечня документов, которые регламентируют, допустим, «Национальную лотерею». У нас нет специалистов, чтобы проверить программное обеспечение - отдел, работающий по киберпреступности, есть только в области. Но все это можно и нужно делать, хоть и уходит чуть больше времени, чем хотелось бы.

- Следователям на экспертизы выделяют деньги?

- Мы сейчас не самостоятельное юридическое лицо, все финансирование идет у нас через Главное управление Национальной полиции. Экспертиз у нас тысячи. Мы проводим товароведческие экспертизы по кражам, грабежам - и да, за них мы платим сами. Это не секрет - сами договариваемся с экспертами в Кировограде, где подешевле (там стоимость в два-три раза ниже, чем в Днепре).

Нам приходится просить помощи у города. На сессии было принято решение о выделении на отдел полиции 1 млн грн., который мы до сих пор не освоили. Экономим на всем.

- Кражи троллеев КП «Трамвай», кабелей «Укртелекома». Почему никак не могут поймать воров?

- Работа ведется. Мы месяцами постоянно сидим в засадах тремя подразделениями. Я думаю, что здесь не обходится без «слива информации» от наших коллег и работника КП «Трамвай». Представляете высокое напряжение - ну кто туда полезет в дождь и сырую погоду? Может быть дуга и все на свете. И так спокойно срезают. Когда наши сотрудники сидят в засадах, эти преступления не происходят. Наработки уже есть. Мы провели обыски, есть и подозреваемые, в отношении которых продолжается работа.

- По металлоприемкам работа ведется?

- Да, уголовные производства открываются постоянно. Если вор сказал, куда отнес краденое, это уже повод для санкционированного обыска. Большинство приемок - незаконный бизнес. Проблема в том, что когда мы закрываем приемку металла, в двух метрах от нее тут же открывается другая.

- Тема, за которую полицию постоянно критикуют, - самодельный алкоголь в разливайках. Есть ли какие-то рычаги воздействия у правоохранительной системы?

- Нет у нас таких рычагов. Все, что предусмотрено действующим законодательством, - составление админматериалов в отношении лиц, которые торгуют в неположенных местах. Это те же киоски, где производится реализация слабоалкогольных и других спиртных напитков.

Нужно работать только вместе с органами местного самоуправления. Проверять законность нахождения объекта торговли и чем предусмотрена торговля в нем. С мэром мы уже общались на эту тему, и я объяснил, что наше хождение и составление протоколов ощутимого эффекта не даст. Множество киосков стоят без разрешительных документов. Мы можем обратиться к органам местного самоуправления, чтобы соответствующее управление подсчитало причиненный ущерб. Существует норма в законе, где предусмотрена ответственность за незаконный захват земли. Вся процедура, безусловно, требует времени. Мы обращаемся в горсовет, нам предоставляют соответствующие документы. Процесс занимает несколько месяцев, а торговля тем временем продолжается. Каждый понедельник на встречу с общественностью идешь, как на плаху - постоянные вопросы, когда закроют разливайки.

- Хватает ли в полиции сотрудников?

- Структуру, штат утверждает глава Нацполиции. То, что они хотят набрать следователей и детективов, это классно. Но пусть они посмотрят применительно к каждому региону. Если на Западной Украине участковому 65 лет и он ездит на коне, принимая по два заявления в месяц, то у нас картина совершенно противоположная. У участкового тома материалов.

Никто же не задает вопросы, сколько там еще этих распространителей наркотиков осталось. Никто не задает вопрос, что у нас происходит с раскрытием дел. А тем временем ряд резонансных и особо тяжких преступлений, убийств никуда не девается - это рутинная работа с утра до ночи, которую видят не все.

Беседовал Денис Кравец