Пока она умирала…

В собственной квартире умирала от инфаркта 62-летняя жительница Каменского, пока по ту сторону двери решали, насколько законно вскрывать помещение. Эту жуткую и неоднозначную историю, произошедшую в одном из домов по улице Ковалевича, нам рассказали свидетели происходившего.

Беспокойство о том, что с женщиной что-то произошло, появилось утром в среду, 31 января. Валерия не вышла на работу, хотя накануне вечером с работодателем обсуждала особенности завтрашнего дня. Так как ее характеризовали как ответственного человека, не имеющего привычки покидать дом и работу или попросту где-то загулять, стало понятно, что что-то случилось. Немаловажной особенностью стало и то, что человек был одинок и жил один.

Опасения подтвердились, когда в присутствии соседей удалось открыть первую из дверей в квартиру. Люди увидели через замочную скважину оставленный на тумбочке телефон, а некоторым удалось услышать едва слышное царапанье, доносившееся из квартиры.

На место была вызвана полиция. Однако правоохранители, двое молодых патрульных, со слов людей, предпринимать какие-либо действия отказались. Сославшись на Закон о Нацполиции и не увидев опасности чьей-либо жизни, они предложили соседям взломать двери и взять ответственность на себя. Просьбам и убеждениям ближайшего окружения Валерии, что женщина на 100% дома, а полиция — все-таки власть, которая что-то сделать может, патрульные не вняли. Они покинули место происшествия, напоследок посоветовав позвонить, когда квартиру вскроют и обнаружат там труп или что-то другое.

Ближе к 16.00 люди не выдержали и вскрыли двери сами. Внутри они обнаружили уже посиневшую Валерию, которая лежала поперек кровати и слабо хрипела. Была вызвана скорая, женщину доставили в 7-ю горбольницу. В пятницу днем она скончалась…

Как рассказал главврач 7-й городской больницы Владимир Дьяченко, Валерия умерла от инфаркта и сильнейшего кровоизлияния в мозг. Уже по прибытии диагноз был не совместим с жизнью. Медики отрицают показания свидетелей о том, что якобы с момента доставки и до утра пострадавшую держали в коридоре и не отправляли в реанимацию, пока не найдутся деньги. По словам замглаврача Ольги Касюры, помощь Валерии оказывалась с первой минуты поступления, находилась она в отделении неврологии. Диагноз, по словам заместителя главного врача, был очень тяжелый и не совместим с жизнью. Ольга Касюра сказала, что, если бы Валерию привезли даже несколькими часами раньше, ее все равно вряд ли удалось бы спасти.

Насколько корректными были действия/бездействие сотрудников полиции, мы спросили замначальника Каменского отдела полиции подполковника Андрея Пинчука:

— В той ситуации полиция не имела права вскрывать квартиру, так как это частная собственность и это не наша компетенция. Если бы была установлена опасность для жизни человека или через дверь просили о помощи, тогда это другая ситуация. Тогда сотрудник полиции обязан принять все меры, чтобы оказать помощь, в том числе медицинского характера. В той ситуации на помощь никто не звал, единственное, что они увидели, — оставленный в квартире мобильный телефон. Она его могла просто забыть. Никаких звуков и просьб из квартиры не доносилось. В этом случае сотрудник полиции мог присутствовать при вскрытии для охраны общественного порядка, но не участвовать в нем. Предположим, взломали бы, а внутри никого. Она бы потом пришла и написала – незаконно взломана квартира, украли что-то, и их бы судили. В своих действиях наши сотрудники руководствовались статьями 42-46 Закона о Нацполиции.

О ситуации с точки зрения Закона редакции рассказал юрист, адвокат Денис Монатко:

— В описанной ситуации сталкиваются несколько фундаментальных прав человека: 1) право на жизнь (ст. 3 Конституции) и 2) право на неприкосновенность жилища (ст. 30 Конституции).

Если учитывать расположение этих прав в законах Украины, то жизнь и здоровье занимают самый высокий уровень, то есть особо охраняемый государством. Проникновение в жилище как тайное, так и открытое, вопреки воле лиц, которые в нем живут, может осуществляться исключительно в случае, когда оно однозначно разрешено законом и необходимо в демократическом обществе.

Иными словами, мы имеем определенную границу возможности вмешиваться в частную жизнь лица, например, путем проникновения в жилище. Об этих рамках упоминается как в ст. 30 Конституции, так и профильном Законе «О национальной полиции» (ст. 38). В частности, речь идет о неотложных случаях, связанных со спасением жизни людей и ценного имущества во время чрезвычайных ситуаций. Очевидно, что этот закон немного «сузил» и так слишком узкие рамки (например, в Конституции не говорится о чрезвычайных ситуациях). Любой случай может быть неотложным, однако это еще не значит, что появляется право на проникновение в жилище.

Если мы проанализируем такое преступление, как оставление в опасности (ст. 135 Уголовного кодекса), то есть преступление в случае непредоставления помощи лицу, то оказывается, что состояние, в котором человек находится, должно быть не только опасным, но и заведомо опасным. Другими словами, речь идет о реальности опасности для жизни и здоровья человека (например, крики о помощи, выстрелы, угрозы нападающих, пожар и т. д.). Оценивание реальности, а значит, и необходимости проникновения в жилье — это полномочия государственных органов (полиции). Если речь идет о вероятности опасности (например, кто-то слышал какие-то хрипы), то этого недостаточно для проникновения, так как сами по себе хрипы могут быть и вполне безопасного происхождения.

Многое зависит от детального изучения ситуации, и хотя полиция и имеет определенную свободу усмотрения для определения необходимости вмешательства в права и свободы человека, все равно она при принятии решения опирается на определенные доказательства, показания свидетелей и любую другую информацию, которая бы свидетельствовала о реальности опасности и необходимости спасения жизни.

Также следует учесть, что лицо освобождается от уголовной ответственности, если причиненный вред является меньшим, чем тот, который был предотвращен. Это называется крайней необходимостью (ст. 39 Уголовного кодекса), то есть, формально лицо совершает деяния с признаками преступления, но не отвечает за это при определенных условиях. Опять возвращаемся к лестнице прав по их ценности: жизнь и здоровье значительно ценнее повреждения собственности (жилья), а предотвращенный вред может быть значительно важнее, чем повреждение двери квартиры. Более подробно ситуацию должны изучить правоохранительные органы и суд, если таковой состоится.

Д. Кравец