Дело "разбойников в балаклавах" в Днепродзержинске: много смутного и непонятного

Дело "разбойников в балаклавах" в Днепродзержинске: много смутного и непонятного

Скоро год как дело "разбойной группы в балаклавах", о задержании которой помпезно рассказывали руководители Заводского райотдела милиции в октябре 2014 года, рассматривается в Заводском районном суде. На днях судья продлила еще на 2 месяца срок ареста 7 подсудимым, которые заявляют о своей невиновности.

Заседание 13 января было первым с конца прошлого года (заседания часто переносились то из-за болезни судьи, то из-за погоды, то по причине праздников). Тем временем шестеро молодых днепродзержинцев год и 3 месяца находятся под арестом, один - под подпиской о невыезде. Еще один арестованный, просидев в следственном изоляторе примерно 3 месяца, вышел на свободу и из подследственного превратился в свидетеля обвинения.

Подсудимым предъявлен целый букет обвинений. Четверо из них, в том числе выпущенный под подписку, обвиняются в том, что все той же злополучной осенью (23 октября) 2014 года возле ночного клуба "Монро" они избили двоих мужчин, с которыми поссорились в клубе. К тому же, по версии обвинения, кто-то из подсудимых прострелил одному из оппонентов голову из чего-то наподобие травматического пистолета. Оружие не нашли, неизвестно даже, у кого из арестованных оно было и кто стрелял. Зато напарник раненого - теперь бывший работник милиции, сейчас находится неизвестно где. Причем пропал он после того как адвокат одного обвиняемого подал запрос - есть ли у милиционера травматическое оружие...

Все вместе (вшестером, двое в драке у "Монро" не участвовали) подсудимые обвиняются в том, что в составе преступной группы совершили 3 нападения на ломбард, зал лотереи и бар в Украинке.

Журналист "События" побывал на заседаниях суда и пообщался с родственниками и адвокатами обвиняемых, послушал выступления свидетелей. Получилась вот такая предварительная картина.

Спустя полтора года милицейского и судебного разбирательства в деле все так же много непонятного, как и после пресс-конференции милицейского руководства осенью 2014-го.

В милицию участники конфликта у "Монро" пошли сами на следующий день. А уже к вечеру оказались "разбойниками" и больше на свободу не вышли. В течение 3 месяцев следствие присовокупило к ним еще троих знакомых - вот и вышла "преступная группа".

Непонятно, в первую очередь, на чем основаны обвинения, предъявленные подсудимым. Свидетели говорят, что нападавшие были в масках и опознать их они не могут. Из оружия на всю группу обвинение располагает лишь обрезом охотничьего ружья, изъятого вроде бы у одного из парней. Но тот от обреза отказывается, и в суде до сих пор не были опрошены понятые, присутствовавшие при изъятии, хотя на их допросе настаивают адвокаты подсудимых. Работница лотереи, на которую якобы наводил оружие один из нападавших в июле 2014-го, не утверждает, что это был обрез охотничьего ружья. Но соглашается с подсказками сотрудников прокуратуры насчет деревянного приклада и 2 стволов, не уточняя, расположены они рядом (горизонтальное расположение стволов) или один под другим (вертикальное расположение стволов). Она тоже не может опознать нападавших и говорит, что видела лишь одного. Зато слышала от охранника, которого кто-то из налетчиков ударил по голове, что в зал заходили трое в масках, а еще люди на улице видели одного, но тоже неизвестно кого... Хозяйка лото вообще говорит, что у нее в заведении не было грабежа, а была кража, иск она не подавала, а тот, что ей предъявили в суде - не узнала, включая "свою" подпись.

Свидетельница другого нападения на вопрос, откуда она знает, что среди злодеев был один из подсудимых, ответила: "Мне милиция сказала".

В эпизоде в Украинке у одного из разбойников было оружие, "похожее на автомат". Его тоже не нашли.

Свидетель, которого сначала следствие считало соучастником, говорит, что его заставили возить группу "на дело". О том, что парни совершали нападения, он только догадывался: один раз при нем делили какие-то деньги, потом принесли ему на хранение сумку с какими-то ювелирными изделиями. И с участием отдельных членов группы в нападениях свидетель путается: в одном случае во время совершения преступления названные им люди находились в офисе своего предприятия на улице Криворожской, в другом - гуляли в компании на природе после свадьбы. Оружия у "разбойников" он не видел...

Еще один свидетель рассмеялся, увидев подсудимых за решеткой в зале суда. Показал он лишь то, что однажды помог двоим из них вытащить застрявшую на обочине машину, в которой сидела какая-то женщина, судя по силуэту...

С потасовкой у "Монро" тоже не все гладко у обвинения. Свидетелей драки нет, а допрошенная 21 декабря свидетель говорит, что конфликт затеял один из мужчин, признанных потом потерпевшими, зацепив в дверях плечом одного из подсудимых. Но самое любопытное, что свидетель не узнает протокола своего допроса: тот, что она подписывала, был рукописным, а в суде ей предъявили отпечатанный на принтере. И подпись, по словам свидетеля, не ее...

Куртку, которая была на ее сыне в день визита в милицию, правоохранители так и не вернули, говорит мать одного из подсудимых.

В суде 13 января обвинение настаивало на продлении срока содержания под стражей, мотивируя тем, что обвиняемые на свободе могут оказывать давление на свидетелей. Судья Наталья Стребиж согласилась.

В то же время прокуратура ходатайствовала о принудительном приводе свидетелей, которые не хотят ходить на заседания суда. Перед заседанием 21 декабря 2015 года журналист стал очевидцем разговора между сотрудником прокуратуры и адвокатом, из которого следовало, что свидетелей собирают и приводят в суд родственники и защита подсудимых. Они говорят, что так и есть с самого начала судебного процесса.

Родственники подсудимых возмущаются и подозревают предвзятость следствия. Тем временем молодые днепродзержинцы провели за решеткой 1 год и 3 месяца, а год в следственном изоляторе теперь приравнивается к двум в местах лишения свободы... 

В.Фиголь