Медреформа на пороге

С апреля в Каменском начнется постепенное внедрение медреформы. В первую очередь, она затронет центры первичной медико-санитарной помощи и систему контакта пациента с врачом. С чем в ближайшее время предстоит столкнуться каменчанам, рассказала Юлия Манаенкова, директор департамента здравоохранения.

По словам Юлии Манаенковой, уже с 1 апреля каменчане могут выбрать себе семейного врача, с которым будет необходимо заключить договор. Специалиста можно выбрать независимо от места проживания пациента и без привязки к определенной больнице. То есть, горожанин будет вправе выбрать себе того врача, которого он посчитает нужным. Кроме этого жители будут иметь законное право получить первичную медицинскую помощь бесплатно.

По закону, бесплатными считаются:

- экстренная медпомощь;

- первичная помощь – лечение у терапевта, семейного врача и педиатра;

- специализированная и высокоспециализированная медпомощь;

- паллиативная медпомощь;

- медреабилитация;

- медпомощь детям до 16 лет;

- медпомощь в связи с беременностью и родами.

Для пациентов будут бесплатными общий анализ крови, анализ крови на глюкозу, на общий холестерин, анализ мочи, общий анализ мочи, а также быстрые тесты на ВИЧ, вирусный гепатит, сифилис. Остальные анализы и обследования, которые не войдут в бесплатный пакет, станут платными.

Как рассказала директор департамента здравоохранения, на каждого жителя Каменского, заключившего договор с врачом, из Госбюджета планируется выделять 370 гривен в месяц.

Стоимость каждой медуслуги определит Минздрав. За «бесплатные» для пациентов услуги заплатят из Госбюджета (то есть, из наших налогов).

Одному врачу будет позволено заключить договоры максимум с 2000 пациентов.

«Каким образом будут рассчитывать заработные платы для врачей, пока неизвестно, однако вырасти они могут вдвое, а то и больше, — сказала Юлия Манаенкова. — В будущем предполагается создать систему рейтинга, в которой врачей будут оценивать их коллеги».

Негативных последствий медицинской реформы Юлия Манаенкова не отметила. «Я надеюсь, что их не будет», — сказала она.