Отечественная антитеррористическая

93-я бригада защищала Донецкий аэропорт, удерживала позиции в Авдеевке, Опытном. В активе 93-й ОМБр - оборона бывшего зенитно-ракетного дивизиона «Зенит» и шахты Бутовка. Бойцы 93-й бригады находились на передовых позициях без ротации с октября 2014 года.

В 93-й бригаде служит очень много бойцов из Днепродзержинска. Съездить проведать наших ребят и написать о них репортаж я хотел уже давно. Но официально попасть на «передок» очень сложно, а все известные мне волонтеры помогают бойцам других бригад. Оказия случилась достаточно неожиданно: активисты «Народного контроля» помогли отремонтировать бойцам автомобиль и согласились взять меня с собой.

Целью моей поездки было показать, в каких условиях живут и воюют наши солдаты. Но уже по пути в Авдеевку выяснилось, что именно сейчас, после почти полуторагодового пребывания на передовой, 93-ю бригаду отправляют на ротацию, и я стал свидетелем не только жизни на передовой, но и ротации в ВСУ.

Шахта Бутовка

Указатель. До Донецкого аэропорта - 3-5 км. Война всего в 250 км от нас

Война

Марина («Сойка»)

На передовой война - работа. Именно как о работе, будничной и привычной, говорят наши бойцы. «В октябре 2014-го нас привезли на передовую, - рассказывает Марина (позывной «Сойка»). - Два раза вывезли на карьер пострелять из автоматов - и на передовую. Обстреливались уже в боевых условиях. Удерживаем Авдеевку - это стратегически важный населенный пункт, не позволяющий сепаратистам продвинуться в глубь Донецкой области. Вызвались с Эльдаром добровольцами защищать шахту Бутовка, мы тогда не предполагали, какой это будет ад - оборону держали 34 человека, кроме стрелкового оружия у нас было два танка, один из которых не стреляет, но ведь сепары об этом не знали и думали, что у нас серьезная оборона. Из еды - тушенка, отдающая запахом псины, да сгущенка. Воду привозили под обстрелами через день, пить ее было страшно, вода цвела, и на дне баллонов росли водоросли. Одна сигарета на десятерых - стандартный расклад. Никаких гигиенических условий - протирались влажными салфетками. Очень выручала противогрибковая мазь для ног, ведь берцы не снимались неделями, и в жару было очень тяжело. Но ничего, выстояли, шахту не сдали».

Оборона Бутовки сродни обороне Донецкого аэропорта. Стратегически важный объект, который наши бойцы удерживали под непрекращающимся обстрелом орудий всех калибров. Оборона, о которой еще будут писать книги и которой будут гордиться наши потомки.

Позиции 93-й ОМБр находятся под постоянным прицельным вражеским огнем. Бойцы рассказывают о том, что им некомфортно спать в тишине. Когда бывают перерывы в круглосуточных обстрелах, просыпаются все - что-то не так и нужно ждать беды. «Прилетает», как говорят бойцы, все: мины, снаряды АГС (автоматический гранатомет), танковые и реактивные снаряды.

Таким ежедневно видят Донецкий аэропорт наши бойцы со своих позиций

Когда вокруг тебя постоянно что-то «гупає» (емкое и любимое бойцами название обстрелов), чувствуешь себя крайне некомфортно и тревожно. Особенно, когда не понимаешь, из чего стреляют и куда это летит, как это было со мной. А наши ребята живут в таких условиях почти полтора года. «Да, сегодня гупає побольше обычного, - сказал мне один боец на передовой. - Сепары узнали, что у нас ротация, и так прощаются с нами, заодно прощупывая новобранцев».

По этой дороге к нашим позициям ездят только на очень большой скорости - дорога под постоянным обстрелом врага

Против 93-й бригады воевали все: и российская армия, и так называемые «ополченцы». «На шахте Бутовка держали оборону против батальона «Сомали», возглавляемого Гиви, - рассказал боец Эльдар. - Какой сброд за них только ни воевал, попадались даже негры».

На войне много девушек, которые служат наравне с мужчинами. Отношение к девушкам особое, это очень чувствуется, но вражеские пули и снаряды не разбирают, кто есть кто - недавно одной из девушек бригады оторвало обе ноги…

Украинская армия

ВСУ сегодня держится исключительно на патриотизме наших солдат и помощи волонтеров. Государство обеспечивает армию только вооружением, оставшимся после развала Союза, и тушенкой крайне сомнительного качества. Завозятся крупы - с мышиными фекалиями (сам видел) и лекарства с истекшим сроком годности. Все остальное (обувь, генераторы, еда, автомобили и многое-многое другое) легло на плечи волонтеров. Зато Национальная гвардия (подразделения МВД, находящиеся вне зоны военных действий) одета с иголочки, ездит на «Хаммерах» и «Кугуарах» и, в отличие от солдат, вовремя получает удостоверения участника боевых действий. Нацгвардию в армии презрительно называют нациками…

При демобилизации всем предлагают заключить контракт и остаться в армии на профессиональной основе. Беседуя со многими бойцами, чаще всего я слышал мнение, что люди бы оставались на контракте, если бы в армии не было такого бардака, отношения к солдатам и ужасного обеспечения. Хотя много и тех, кто остается продолжать службу, мотивируя привычкой воевать, полной ненужностью на гражданке и отсутствием нормальной работы.

Бывшая ферма расположена в непосредственной близости от Донецкого аэропорта на высоте, которую удерживают наши бойцы. В развалинах фермы они и живут...

В перерывах между обстрелами можно отдохнуть и покушать. Телевизор показывает только российские каналы и ТВ «ДНР»

Здесь наши солдаты купаются и стирают одежду

Ящики с боеприпасами

Ротация

Сегодня на место дислокации 93-й бригады заступила 128-я бригада. Заступила сразу из учебки, без какой-либо адаптации. Никто не дал времени на то, чтобы солдатам рассказали, поделились опытом и нюансами коллеги из 93-й бригады. «Надеемся только, что у них будет не меньше сил, чем было у нас, когда мы заступали, - переживают бойцы 93-й ОМБр. - Ничего, у них хоть окопы есть, которые мы нарыли».

БМП-2, или, как их называют солдаты, Бэхи, возвращаются с войны

Прежде, чем вернуться на новое место дислокации в Днепропетровской области, 93-ю перебазировали в полуразрушенный пионерский лагерь в 30 км от передовой. Добирались кто как мог и хотел: кто на своей боевой технике, кто на попутках, кто сверху на вещах в грузовиках. Наверное, уже можно не рассказывать о том, что солдаты ночевали на полу среди мусора в холодных разрушенных помещениях... Ужинали бойцы непонятно где добытым мясом, которое пришлось сварить - жарить было просто не на чем. На обилие тушенки внимания никто не обращал, а на мои вопросы отвечали, что устали от боли в желудке после употребления этого «деликатеса». Утром солдаты выстаивали огромные очереди в соседних кафе, чтобы покушать что-то горячее. За свои деньги.

Оказание первой медицинской помощи в полевых условиях

Судьбы: небольшие зарисовки

Эльдар и Марина

Мои спутники, Эльдар и Марина, проходят службу в 93-й бригаде с октября 2014-го. Эльдар - пулеметчик и наводчик БМП, Марина (позывной «Сойка») - старший стрелок. Ребята познакомились в учебке в Черкасском, а в сентябре 2015-го уже сыграли свадьбу прямо на передовой.

У Эльдара несколько ранений, сейчас он передвигается с палочкой. У обоих по нескольку контузий. По словам Марины, в бригаде нет ни одного человека без контузий, но никто не хочет их заносить в военный билет - потом будут большие проблемы с получением работы.

Планы молодожены не строят. После демобилизации жить будут в своей квартире на Черемушках в Днепродзержинске, начнут искать работу, но только после того, как Эльдар восстановит свои документы, которые потеряли в штабе. Путь по восстановлению, предполагает Эльдар, предстоит нелегкий и долгий.

«Да все у нас хорошо, - улыбаются моим вопросам Эльдар и Марина. - Вот только приближается лето, а у нас нет холодильника. Деньги, заработанные в армии, мы на армию же и потратили…»

Влад (позывной «Солдат»)

Тоже нашел свое счастье во время учебки в Черкасском. Женился на местной девушке и отправил жену домой в село на Херсонщине. Девять месяцев назад жена родила Владу дочку. «Я свою дочку четыре раза видел, когда в отпусках был. Вот, смотри, как я нянчу свою Анечку», - показывает видео на телефоне «Солдат».

О Владе все говорят как о бесстрашном бойце, готовом идти на самые опасные задания. «Солдат» мечтает о гражданке, тихой семейной жизни и везет в качестве трофея мотоцикл ИЖ-49 1953-го года выпуска. «Понимаешь, у меня страсть к мотоциклам, - говорит Влад. – У меня даже проблемы с Законом были до армии из-за мотоциклов».

Дима (позывной «Треша») и Константин

Братья воюют плечом к плечу. Родом из города Березовка Одесской области. Дима попал в первую волну мобилизации. Вернувшись домой, понял, что не может без войны, и добровольцем вернулся в АТО. Возвращался с условием, что его пошлют на передовую, а не оставят в тылу.

Костя за время службы познакомился с девушкой из Авдеевки, которую они обороняют. Собирается жениться и остаться в Авдеевке. Дмитрий очень огорчен решением брата: «Я ему говорю, чтобы он забирал жену и уезжал подальше. Убьют его тут сепаратисты - он ведь солдат украинской армии. Подстерегут и убьют…»

Животные с войны

Животных с передовой разбирают по домам. В лукошке - кот по кличке Механик

Собака, покалеченная снарядом, не осталась брошенной и едет к бойцу домой

Михаил Балтакса