Виктор Ольгашко: «Написанное в книгах – это одно, а жизнь – совсем другое»

Виктор Ольгашко: «Написанное в книгах – это одно, а жизнь – совсем другое»

Виктор Ольгашко

Виктор Ольгашко – краевед, который приоткрывает завесу прошлого, исследуя исторические события Каменского (Днепродзержинска) периода 1941-1945 гг. Он был членом поисковой организации «Поиск-Днепр», которая занимается разыскиванием и перезахоронением останков погибших воинов Второй мировой войны на территории Днепропетровской области. Виктор Ольгашко рассказал редакции о том, где находит информацию, о мистических событиях, которые иногда происходят во время раскопок, и почему он не берется осуждать людей за их поступки.

Фото 1

– Виктор Анатольевич, с какими архивами вы работаете? Где добываете информацию? 
– Моя основная специализация – события 1941-1945 годов в пределах нынешнего Каменского района и города Каменское, а также некоторых территорий бывшего Днепропетровского и Новомосковского районов. В частности, я использую информацию, до недавнего времени хранившуюся в архивах под грифом «Совершенно секретно», а также ту, которую можно приобрести в электронном виде через Интернет. 

Особый интерес представляют документы национальных архивов США (NARA). Дело в том, что в конце войны американцы вывезли из Германии трофейные архивы, в том числе и массивы документов военных частей, принимавших участие в боевых действиях на нашей территории. В этих документах события расписаны буквально почасово. По мере развития послевоенной тенденции Германии была возвращена значительная часть ее исторического наследия, в том числе и военные архивы. Американцы предусмотрительно сделали фотокопии военных архивов, так называемые роллы. Роллы упорядочены и систематизированы, включают в себя от 900 до 1500 снимков страниц. В поисках информации используется как бета-версия роллов (в основном плохого качества, практически нечитаемые страницы со схематическим материалом) из свободного доступа в Интернете, так и качественный, эксклюзивно-неизвестный материал узкоспециализированных исследователей, коллекционеров и непосредственно заказы из американских архивов. Последний, естественно, уже имеет определенную стоимость.

– Простите за нескромный вопрос, сколько денег вы обычно тратите на информацию?
– Трата денег зависит от их наличия, что в наше время довольно сложный вопрос при небольшой зарплате. Но могу сказать, что цена ценного ролла, заказанного из американского архива, может стоить более ста долларов. 

– На основании полученной информации вы пишете статьи?
– Да, в свое время я сотрудничал с одной из городских газет. Сейчас размещаю статьи на сайтах, но чаще в группах исторической направленности и на своей страничке в фейсбуке. Ряд моих материалов вошел в сборник «Верхнеднепровские горизонты». Аналитическая работа «Карнауховский плацдарм» заняла первое место на конкурсе работ всеукраинской общественной организации «Союз «Народная память». Также представляю свои доклады на заседаниях краеведческого общества «Каменское-Днепродзержинск» в библиотеке им. Т. Г. Шевченко. Представлено более 15 докладов, три из которых – в 2021 году.

– А ордена и медали вы тоже собираете?
–  Нет, не собираю. Однако небольшая коллекция, «собранная» участием в 14 боевых операциях на территории Афганистана у меня есть. Наиболее памятные: высшая воинская награда ЦК ВЛКСМ – знак «Воинская доблесть», медаль «За боевые заслуги». Есть и другие награды, а также те, которыми награждали уже в последующее мирное время. 

На фото: Виктор Ольгашко (второй справа) в составе бывшей 2-й поисковой группы на торжественном  перезахоронении останков советских воинов на мемориале с. Аулы

– Где вы сейчас работаете?
– Я сотрудник управления автоматизации ДКХЗ (бывший ОАСУП ДМК), где и провел всю трудовую деятельность (37 лет).

– Сложно ли совмещать работу на заводе и уделять достаточно времени изучению архивных данных, написанию статей и т. д.? 
– Когда тебе что-то интересно, находишь и время, и силы. Многие люди любят детективы, исторические тайны и подобное. Мое увлечение – неизвестные страницы военного периода. Особенно интересует начало оккупации немцами нашего города. Этот период – практически сплошное белое пятно. Правда, над некоторыми событиями уже приоткрыта завеса. К примеру, изученные документы подтверждают, что в первые два дня войны в нашем городе было расстреляно 650 человек мирного населения при участии элитной дивизии СС «Викинг». На начальном этапе изучения материалов практически никому не было известно о данных фактах, и очень трудно было убедить в этом собеседников, не говоря уже о специалистах по военной тематике. Подтверждением стали не только сведения, найденные в послевоенных документах государственного архива Днепропетровской области, хранилища СБУ, но и сведения из роллов американских архивов. Особый интерес вызвали сведения, полученные при анализе личных записей из дневников финских военнослужащих дивизии СС «Викинг», непосредственно принимавших участие в боевых действиях в нашем городе. Несомненно, при изучении таких тем очень важно документальное подтверждение. 

– Как относятся близкие к вашему необычному увлечению?
– По-разному. Теоретическая часть краеведения более приемлема. С возрастом домашние стали относиться к этому с пониманием. А вот раньше...  Представьте, как минимум два раза в месяц в выходные дни я с ребятами ездил на полевые изыскания. Брал детектор и на два-три дня уезжал из дому. Возвращался грязный, уставший, с гильзами и осколками в кармане. 

На фото: раскопки

Фото 2

На фото: в руках В.Ольгашко смертельно-опасная находка. Боевая граната РГ-42 без предохранительного кольца (отсутствует)

– Вы суеверный человек? Нет ли у вас каких-то предубеждений?
– Поисковики – суеверные люди, и для этого есть основания. Расскажу об одном из случаев, с которыми я столкнулся, будучи в историко-поисковой организации. Это произошло перед 9 Мая более десяти лет назад. В Днепре планировалось торжественное перезахоронение военных, в том числе и останков солдат, о которых было заявление от жительницы одного из районов Днепра. Пожилая женщина в своем заявлении указывала, что она всю жизнь ухаживает за могилой красноармейцев. Она просила перезахоронить их, т. к. сама уже стала старенькой и не может следить за могилой. Женщина рассказывала, что ее родители в 1941 году после боя увидели на кладбище воронку и двух убитых бойцов. Военных похоронили, засыпав землей в воронке и на месте захоронения в дальнейшем поставили крест. Женщина указала место захоронения на кладбище. Районными властями было решено для извлечения останков этих солдат и их дальнейшего перезахоронения с соблюдением всех юридических формальностей привлечь нашу поисковую организацию, специализирующуюся на этом. На раскопках присутствовало как руководство поисковой организации, так и представители районной власти. При проведении земляных работ на определенной глубине был обнаружен гроб. Возникли сомнения в достоверности сведений. Видимо, женщина ошиблась, указав место. Но все же раскопки были продолжены. В общем, когда приоткрыли гроб, увидели, что захоронены не бойцы, а женщина. Неожиданно земля с одной стороны ямы обрушивается, и моего товарища, который копал, засыпало в этой могиле по пояс. Жутко, определенное смятение и оцепенение. Соответственно, работы были на этом завершены. Была высказана мысль: усопшая таким способом дала понять, что она не в восторге от наших действий, нарушивших ее покой.

Могу сказать, что это не единственный случай в поисковой и краеведческой практике, который сложно объяснить простой логикой. 

На фото: извлечение останков бойца Красной армии в одном из дворов с.Аулы (2-я поисковая группа)

– Каких исторических персонажей вы презираете?
– Я не осуждаю никого из исторических персонажей, а стараюсь взглянуть на ситуацию с разных сторон. Отрицательных персонажей нужно изучать, нужно «влезть в их шкуру», чтобы понять, почему... Это сложный вопрос, и наша история очень сложная штука. Я изучаю историю, в частности историю военного периода. Хочу разобраться в тонкостях того времени. Мы должны наконец-то закончить ту войну, а упреки по отношению друг к другу, отстаивание своих (иногда кардинально противоположных) взглядов на те или иные эпизоды не ведут к правильному пониманию. Уже практически не осталось участников тех событий, жизнь воздала всем по заслугам: «…кому память, кому слава, кому темная вода…». Величайшие слова Твардовского.

А презрение, осуждение – это не изучение. Это уже предвзятый взгляд на вещи. История должна быть наукой, а не политикой и ее составляющими.                

Хотя презрение все же есть. Это презрение к мародерам. К тем, кто в послевоенное время раскапывал места массовых захоронений мирного населения в поисках золота и драгоценностей. К тем, кто в нынешнее время раскапывает могилы солдат, забирая у мертвых личные вещи. Даже если не брать во внимание этическую составляющую, из-за этого потом теряются все шансы на установление имени похороненного. И для меня здесь нет разницы, солдат какой армии «размарадерен». 

Блицопрос

– Какой у вас в детстве был самый нелепый страх? 
– Я просил сестру отвести меня в соседнюю комнату. Наверное, Бабая боялся.

– Что бы вы выбрали: иметь машину времени, которая позволяет путешествовать только в прошлое или только в будущее?
– Мне интересно прошлое. 

– Еда для вас – это источник удовольствия или простая необходимость?
– Необходимость. Я в этом вопросе не предвзят. Когда работаю с документами, настолько на них сосредотачиваюсь, что даже иногда не могу вспомнить: выпил ли кофе, съел ли бутерброд?

–  В ближайших планах у вас…
– Изучение события, связанного с гибелью военнослужащих и мирных жителей у станции Верхнеднепровск с 8 на 9 января 1944 года. Немцами тогда был разбомблен санитарный поезд. Погибли 56 человек. Известны имена 43 человек, из которых более тридцати не отмечены и не увековечены. Собираюсь развить эту тему и добыть недостающую информацию. Проанализировав и систематизировав собранные сведения, зафиксировать событие в истории.

Справка

Виктор Ольгашко родился в 1963 году в Криничанском районе нашей области. После окончания восьмилетней школы и Днепродзержинского технолого-экономического техникума была служба в армии (из них полтора года боевые операции на территории Афганистана). Высшее образование получил в Днепродзержинском техническом университете. 

Являлся членом областной историко-поисковой организации «Поиск-Днепр», в составе 2-й поисковой группы занимался практическими и теоретическими исследованиями на территории Аульского плацдарма, Криничанского и Днепропетровского районов. Непосредственно участвовал в поиске и перезахоронении останков погибших воинов Второй мировой войны. После реорганизации поисковой организации сосредоточился на деятельности Каменского краеведческого общества «Каменское-Днепродзержинск». Подготовил более десятка докладов на разные исторические темы.

Активно работает над изучением архивных материалов Днепропетровского областного государственного архива и архива СБУ в Днепропетровской области. 

Фото на заставке. Виктор Ольгашко делает доклад на заседании краеведческого общества «Каменское-Днепродзержинск» в библиотеке им. Т. Г. Шевченко.  

Беседовала Анна Тимошенко