Страсти по маленькому Боре: погони на авто, слежки (семейные драмы Каменского)

Борис - симпатичный малыш, которому пока нет и трех лет. Он знает, что у него есть любящие мама, папа, дедушки и бабушки. При этом он еще не осознает, что мама Саша и папа Сережа уже не одна семья. Они разошлись, а суд сейчас решает, с кем же Боре теперь жить.

К нам с просьбой о помощи обратилась Александра, мама Бори, и его бабушка - Стелла Петровна Манусис. Чтобы публикация не была однобокой, мы встретились и с папой Бориса – Сергеем Багдасаряном, а также с бабушкой и дедушкой мальчика по линии отца. Кстати, малыша назвали Борисом в честь отца папы.

И одна, и другая сторона много рассказывали, как они любят маленького Борю и желают ему счастья. А вот между собой у взрослых настоящее противостояние, причем накал страстей такой, что без решительных мер полиции уже не разобраться.

Погоня за автомобилем и инцидент в парке

Эта история достигла кульминации 9 марта этого года на пересечении ул. Сичеславский Шлях и пр. Конституции. Именно здесь, по словам Александры, «Шкоду» под управлением Стеллы Петровны догнали и заблокировали «Мерседес» и «Волга». При этом «Волга» ударила «Шкоду» в заднюю дверь (маленький Борис, который вместе с мамой находился на заднем сиденье этого авто, лишь чудом не пострадал).

Далее из «Мерседеса» и «Волги» выбежали несколько человек с ножом и монтировкой. Угрожая расправой, они забрали из салона Борю и скрылись в неизвестном направлении. По словам мамы ребенка, среди нападавших был ее бывший муж Сергей…

Во время встречи с журналистом Сергей со своим отцом не отрицали, что 9 марта инцидент имел место. Но происходило все, по их словам, несколько иначе. Они рассказали, что незадолго до этого сама Саша со своими близкими выследила свекровь, когда та с маленьким Борей гуляла по парку, и силой забрала ребенка.

В подвешенном состоянии

Учитывая нешуточный накал страстей, в ситуацию пора вмешаться властям. Но, оказалось, госорганы ведут себя как-то странно. Судите сами. 18 марта состоялось заседание суда Заводского района (журналист присутствовал). Планировалось, что на нем, в конце концов, огласят решение: с мамой или папой после развода родителей будет жить Боря. Но судья Светлана Похвалитая так и не смогла вынести вердикт и перенесла заседание. Одной из причин такого решения стала неявка в суд представителя органа опеки Жанны Михайловой (Служба по делам детей).

Примечательно, что, по словам Анатолия Московчука (адвоката Александры), еще утром 18 марта Жанна Михайлова подтверждала свое участие в заседании. Но, как было озвучено в суде, за несколько часов до начала Жанна Михайлова неожиданно принесла в суд ходатайство. В нем она просила перенести заседание. Основание – распоряжение губернатора области «О предотвращении распространения коронавируса», датированное еще 11 марта! При этом отметим, что в документе областных чиновников нет ни слова о приостановке проведения в регионе судебных заседаний или о том, что органы местного самоуправления хотя бы частично прекращают выполнять свои функции (кроме приема граждан и массовых мероприятий). А ведь п. 4.16 Положения о Службе детей определяет участие ее сотрудников в подобных мероприятиях именно как непосредственную функцию этого учреждения. Да и вообще, выглядит странно: можно принести ходатайство в суд, не боясь карантина, а побывать на рассмотрении дела – уже страшно…

Что или, скорее, кто повлиял на такое решение Жанны Михайловой? Была ли ее неявка в суд продиктована карантинными мерами или кто-то технично (с юридической точки зрения) подыграл одной из сторон – об этом можно только догадываться.     

Правоохранители вмешались лишь после решения суда

9 марта Александра обратилась в полицию с заявлением о похищении ребенка. В нем она изложила все упомянутые детали произошедшего на перекрестке ул. Сичеславский Шлях и пр. Конституции. Вместе с тем, полиция так и не внесла указанные сведения в Единый реестр досудебных расследований.

Безусловно, полицейские понимали, что речь идет о семейном конфликте и до решения суда оба родителя имеют на Борю равные права. А это значит, что формулировка «похищение человека» (в условиях, когда ребенок сейчас находится в семье отца) весьма натянута. Однако вопрос в другом: чтобы остановить «Шкоду» бабушки (по маминой линии), где был ребенок, в нее въехала «Волга» дедушки (по папиной линии). И указанное ДТП - это факт (есть админпротокол). Чтобы не допустить очередного витка семейного противостояния, который непонятно как может отразиться на ребенке, а также чтобы полноценно разобраться в ситуации, полиция должна была вмешаться. Но на практике случилось иначе.

Дело сдвинулось с мертвой точки лишь 19 марта, после решения Баглейского суда, куда Александра обратилась с жалобой на бездействие полиции. Суд указал правоохранителям, что они нарушают закон. В итоге, после указанного решения суда, разговора Саши с начальником полиции (прием проводился в телефонном режиме из-за карантина) и участия прессы правоохранители все-таки начали досудебное расследование по этому делу.

От автора. Журналист максимально пытался излагать одни лишь факты и не становиться ни на сторону мамы, ни на сторону папы. Я взялся за это дело лишь с одной целью: призвать взрослых прийти к какому-то здравому решению. Конечно же, редакция посчитала важным привлечь внимание горожан к тому, как исполняют свои обязанности в данной ситуации чиновники и правоохранители.

Мы продолжаем следить за дальнейшим развитием событий.

Игорь Кузьминский