Городские проекты: ремонт в прибежище призрака

Городские проекты: ремонт в прибежище призрака

Исторические здания Каменского, как, впрочем, и их собратья в других городах, сегодня переживают не самые лучшие времена — уникальные объекты разрушаются. Причин тому множество. Коммунальщики же, по сути, делают то, на что хватает средств. Поддерживают, так сказать, штаны, а иногда и лицо, как в случае Дома со шпилем.

«50 лет тут живу и ни разу не видела ни одного привидения. Только такие, как вы, ходят здесь постоянно и вопрошают: "Где призрак?", "Где призрак?" Нет его — крыша течет так, что никакие полтергейсты здесь не задерживаются». Вот так бескомпромиссно срывается покров мистики с известного каждому каменчанину Дома со шпилем. «Хранителю башни» Людмиле Акимовне не до городских легенд.

Башня изнутри

Исторические здания Каменского, как, впрочем, и их собратья в других городах, сегодня переживают не самые лучшие времена — уникальные объекты разрушаются. Причин тому множество. Коммунальщики же, по сути, делают то, на что хватает средств. Поддерживают, так сказать, штаны, а иногда и лицо, как в случае Дома со шпилем.

Здание по проспекту Свободы, 51, — знаковый для Каменского объект, который наравне с памятником Прометею уже давно стал одним из символов города. Последние годы дом переживает не самые лучшие свои времена. Две квартиры в его башне (лишь в одной из которых живет человек) разрушаются от постоянных подтоплений. Особенно верхняя, где даже потрескались стены и провалился деревянный пол.

Когда-то эта квартира была в муниципальной собственности. В разные годы здесь работал то штаб гражданской обороны, то экологическая служба. Сегодня оба жилых помещения — частная собственность.

Ремонт городского символа

Долгожданного ремонта кровли и внешнего вида башня Дома со шпилем все-таки дождалась — он стартовал неделю назад и, возможно, к моменту выхода номера будет почти завершен. Ремонт проводит Управляющая компания по обслуживанию жилого фонда.

Демонтаж аварийных элементов дома проводился по ночам, чтобы не подвергать опасности пешеходов. Параллельно на крыше здания была сделана новая стяжка с заменой рубероида, что защитит жилой дом и его архитектурную особенность от подтоплений и разрушения.

К ремонту привлекали скалолазов-высотников, так как высота здания не позволяла подобраться к необходимым участкам с помощью вышки. По завершении ремонта кровли башню Дома со шпилем оштукатурят и покрасят в соответствующие зданию цвета. Также запланировано закрыть оконные проемы, через которые попадали осадки.

А есть ли призраки?

Согласно городской легенде, в башне Дома со шпилем живет призрак художника, который, убив свою семью, повесился.

На самом же деле никакой художник здесь никогда не жил. Верхнее помещение, где, по словам очевидцев, иногда можно увидеть призрачные огоньки и мужскую фигуру, всегда было техническим помещением: поначалу — бойлерной, затем — просто чердаком для перехода на крышу. В этом можно убедиться, побывав в помещении (оно абсолютно не приспособлено для проживания).

А вот реальные основания для подобной легенды действительно есть. Но они несколько иные. Об этом рассказала краевед Любовь Алексиевская: «Сам Дом со шпилем был построен на месте городского кладбища. Возможно, во время строительства были вскрыты могилы, останки увидели рабочие, возможно, дети. Так стала рождаться городская легенда. Ни семья, ни художник здесь никогда не жили».

Немного истории

«Здание Дома с шпилем уникально тем временем, в которое создавалось, — говорит главный архитектор города Юлия Саенко. — Архитектура отражает состояние общества, в котором оно находилось в тот момент. В период диктатуры — одна архитектура, в период демократии — другая. Архитектор в тот момент видел развитие города таким образом — парадным и торжественным. Можно предположить, что в послевоенные годы в этом была необходимость. Кому-то оно напоминает период репрессий, кому-то — хорошую жизнь, но это произведение искусства того периода.

Почему это один из символов города? Вначале город был для производств, а уже потом стал становиться для людей: появилось нормальное жилье, а не бараки, общественные здания, сооружения. Появилось понимание, что люди должны не просто работать и прозябать. И этот период важен. А с точки зрения архитектуры, это здание — советский классицизм.

Если мы говорим о центральном проспекте Каменского, то я слышала, что во время его проектировки велись жаркие споры. Застройка здесь в первую очередь интересна тем, что она не нормативна. У других городов, стоящих на Днепре, улицы заканчиваются видом на реку, у нас — видом на завод. В этом тоже есть определенный символизм».

Сегодня благодаря таким хранителям истории, как Людмила Глок, Любовь Алексиевская, мы знаем о здании Дома со шпилем намного больше, чем ранее. В том числе, о создателях, причастных к архитектуре центра Каменского. Это главный архитектор тогда еще Днепродзержинска Сергей Брусов и, можно сказать, создатель архитектурного образа тогда еще Днепропетровска Олег Петров.

Петров был родом из Харькова, но закончил Днепропетровский инженерно-строительный институт. Брусов закончил перед войной Харьковский строительный. Как пишет Людмила Глок, Брусову при создании образа нашего города позарез нужны были профессиональные архитекторы, которых в то время остро не хватало для индивидуального проектирования жилых зданий, предусмотренных по новому генплану. Именно тогда и образовался тандем с Петровым.

Сегодня «Петровский квартал» — это три здания, расположенные между улицей Широкой и Кирпичным переулком. Дом со шпилем, точнее, его «башня» в 7 этажей, где на шести расположены квартиры, оставался долгие годы единственной высоткой Днепродзержинска.

Послесловие

Сегодня исторический облик Каменского все больше теряет лицо. На зданиях сказываются дыхание времени и непрофессиональные, с точки зрения архитектуры, ремонтные работы (утепление фасадов, установка новых окон). Красивые здания и окружение вдохновляют и питают ум, некрасивые — удручают и отупляют.

В свое время в городе была разработана программа «Фасад», однако она благополучно забыта. Возможно, хоть в контексте центра к ней стоит вернуться?

Денис Кравец