Как остановить войну на Донбассе? - вопрос известным каменчанам

Cложный вопрос, который тревожит практически всех украинцев, мы решили задать известным людям Каменского на этой неделе: «Как остановить военный конфликт на Донбассе»?

Ирина Кучер, глава политической партии «Партія Єдності» в Каменском:

— Решить конфликт на Донбассе можно только путем международного давления на Россию и непризнанные республики. Плюс мы должны иметь сильную, боеспособную армию. Наша цель — не война с Россией и отморозить себе уши назло, а возврат территорий на максимально выгодных для Украины условиях. Насильно жителей Донбасса склонить на сторону Украины можно, но очень сложно. Как бы ни было тяжело морально, нужно идти на диалог, проводить агитационную работу. У каждой страны в приоритете должны быть интересы ее граждан. Для нас Донбасс — Украина, а его жители — украинцы. Есть международный опыт аналогичных ситуаций, например, возвращение Судетов Чехословакии. После войны были проведены репрессии, около 3 000 000 немцев были депортированы, около 20 000 были расстреляны, покончили жизнь самоубийством, умерли в концентрационных лагерях. Тема эта поднимается до сих пор. Чешская сторона подписала акт об осуждении жестокости при депортации. Очевидно, что этот путь приведет к массовым смертям. А на крови счастья не бывает. Причины войны — всегда в разнице прогнозов. Для наступления нужно быть уверенным в победе. И в том, что мы сможем максимально защитить жизни сограждан. Сейчас этой уверенности нет.

Араик Хачатрян, глава ОСН 2-го микрорайона:

— Я считаю, что ключ от разрешения военного конфликта на Донбассе не в Украине или у украинских политиков, он в Москве и Кремле. Поэтому президенту нужно садиться за стол переговоров не с бандитскими формированиями ДНР и ЛНР, а с теми, кто ими скрыто управляет. Когда основной бенефициар этой войны будет отстранен и возместит нанесенный им ущерб, мы в течение 5 лет выстроим абсолютный баланс между регионами нашей страны и будем жить в полной гармонии.

Юрий Нороха, фронтовой волонтер:

— По мнению наших бойцов, исключительно полным освобождением земель Украины. В крайнем случае, это может быть введение миротворцев дружественных стран.

 

 

 

 

Эдуард Капуста, кандидат в народные депутаты по одномандатному округу №29, глава ОО «Сильные сердцем»:

— Сегодня мы должны развивать экономику и наращивать силу. Люди, проживающие на оккупированных территориях, должны видеть, что на подконтрольных Киеву территориях жизнь лучше. Если будет полная поддержка населения, наша армия сможет вернуть все границы в кратчайший срок. В Минские соглашения и сомнительные перемирия не верю.

 

Олег Нагорный, руководитель профсоюза «Металлургов»:

— Президент и Генштаб должны проявить волю и решиться на силовое освобождение данных территорий. Все можно сделать, если грамотно провести операцию. Армия России не настолько сильна, как о ней говорят. Там все очень запущено. Армия Украины, которая теперь имеет серьезный боевой опыт, гораздо ее превосходит. Это не мои слова, а мнение военных специалистов с передовой, с которыми есть возможность общаться. Я уверен, что какого-либо другого способа закончить конфликт на Донбассе нет. То, что предлагают Медведчук и Бойко, — это сдача национальных интересов. Попросту, госизмена. Опыт показывает, что с террористами договариваться нельзя.

 

Александр Сторожко, руководитель службы охраны «Алабай»:

— Есть только два пути разрешения данного конфликта: либо мирный, либо силовой. Если мы хотим сохранить эти территории вместе с людьми, то это первый путь, если с потерями — второй. 5 лет переговоров ни к чему не привели и не приведут в дальнейшем. С террористами договариваться нельзя, поэтому я сторонник силового решения, т. к. позиционная война приводит к краху государства, история не даст соврать. Если мы оставим все как есть и пойдем на условия, это приведет к краху всей страны.

Богдан Наполов, руководитель управления экологии:

— Война может закончиться только двумя способами: либо победа, либо поражение. Замораживание конфликта — это полная глупость, которая приведет к вялотекущей войне. С той стороны сейчас находятся люди, которые не хотят работать и хотят жить за счет войны и грабежа, и если все это заморозить, они станут постепенно перемещаться сюда, вглубь Украины.

 

 

 

Анна Торишняя, депутат горсовета:

— «Конфликт на Донбассе» звучит както безлично и, к сожалению, уже привычно. Давайте постоянно помнить: мы говорим о территории Украины, где постоянно убивают и калечат тысячи людей. Огромное количество жителей, которые проживали там, вынуждены покинуть свои дома либо жить в тяжелейших условиях. Понятно, что нужен мир. Также понятно, что каждый военный конфликт рано или поздно заканчивается за столом переговоров. Но с кем эти переговоры вести? Не будем забывать, что события на Донбассе спровоцированы и срежиссированы извне. Поэтому я считаю, что конфликт необходимо решать путем переговоров, но первоначально важно определиться, с кем садиться за стол переговоров и на каких условиях мы готовы заключать мир.

Игорь Бережной, председатель городской общественной организации инвалидов войны, Вооруженных сил и участников боевых действий:

— Только переговоры. Военным путем этот вопрос не решить. Необходимо садиться за стол переговоров. Подключать необходимо всех: Россию, Белоруссию, представителей так называемых непризнанных республик, дипломатов из Европы и т. д. Об автономии Донбасса речи быть не может. Это все территория Украины. Но прислушаться к мнению людей, которые там живут, необходимо. Пусть жители Донецкой и Луганской областей сами определяют, на каком языке им говорить и кому ставить памятники. Не нужно им ничего навязывать. Да, важно, чтобы и на Донбассе был украинский язык, но делать это необходимо постепенно и грамотно.

 

Татьяна Завгородняя, заместитель городского головы:

— Страшно, когда звонит представитель военкомата и говорит, что у нас в городе опять погибший. К этому нельзя привыкнуть... Местное самоуправление не имеет полномочий решать такие проблемы. Каждый должен заниматься своими вопросами. Пусть люди, которые это все начинали, немедленно это завершают. Потому что хоронить детей, внуков и мужей — это самое страшное в Украине. Так не должно быть. Для этого есть структуры власти, которые должны заниматься этим вопросом вплотную. Как они это сделают? У них там большие головы, умы… Их там много: депутаты, правительство. А то они там занимаются политиканством по телевизору, а ребята гибнут. Остаются их родители. Дети становятся сиротами. Это страшно.

Николай Нещерет, руководитель городской организации «Союз Чернобыль Украина»:

— Путь решения — только политический, к сожалению. Вооруженные силы Украины не достигли такого уровня, чтобы мы могли диктовать свои условия. Поэтому должны быть переговоры. Проводить их необходимо в рамках Минских договоренностей, плюс подключать страны-гаранты нашей территориальной целостности по Будапештскому меморандуму. Еще отмечу, что сегодня от этого конфликта страдает много людей, в том числе на неподконтрольной территории. Многие из них хотели жить в составе России. Никто не запрещает жить в России или, например, в Германии. Желаете — переезжайте в эти страны, но вопросы территориальной целостности Украины незыблемы, и об этом забывать нельзя. Остальные глобальные вопросы необходимо, на мой взгляд, решать на референдумах.

 

Валерия Гаркуша, глава Днепровской районной администрации:

— В последнее время изменилась риторика касательно войны на востоке Украины, мол, это внутренний конфликт. Вспомним истоки этого конфликта. Все началось с событий на Майдане, когда власть захватила «хунта». Сегодня мы выбрали нового президента, на носу — выборы в парламент. Что мешает жителям захваченных территорий вернуться в состав Украины? Ничего, потому что это не внутренний конфликт, а внешний. Нужно помнить, что сейчас на востоке Украины идет гибридная война, поэтому пути ее решения должны быть такими же. Во-первых, по моему мнению, необходимо восстановить украинское информационное вещание на оккупированных территориях — это во власти президента. Во-вторых, Украина должна обеспечить гуманитарные миссии на восток страны, а не Медведчук или Ахметов. В-третьих, украинские войска постепенно должны продвигаться к границам с Россией, в каждом освобожденном городе или селе необходимо восстанавливать инфраструктуру. Параллельно должна вестись работа МИДа и юристов по поводу компенсации убытков, которые нанесла РФ.

Ростислав Вынар, главврач ГБСМП:

— Перемога. Підхід повинен бути комбінований: військовий і дипломатичний одночасно. Лише дипломатичним шляхом неможливо досягти вирішення війни, адже Росія не відмовиться від своїх претензій на українські території.

 

 

 

Наталия Шкуренко, депутат горсовета:

— Это очень сложный вопрос, который возможно решить только на высшем государственном уровне. Я слышала много мнений по этому поводу среди людей, но лично я считаю, что нам необходимо стоять до последнего. Достижение мира необходимо только на украинских условиях, и договоренностей с агрессором быть не может.

Вячеслав Нагурный, спортсмен, глава Днепропетровской федерации UFmma:

— Это достаточно сложный вопрос, к которому тяжело подойти однозначно. Допустим, с одной стороны, можно пойти на уступки России и признать республики, но выйдет так, что тысячи украинских жизней, отданных в этой войне, будут напрасны. Или, с другой стороны, добиться победы. Но будучи честными сами с собой, понятно, что Украине сложно победить такого врага, как Россия, ведь мы воюем не с «повстанцами», как некоторые об этом говорят, а с регулярными российскими войсками. Единственное решение, которое я вижу, — это привлечение всего мира к решению данного конфликта. Пока оставить границы как они есть, не признавая возникшие там республики, потому как это виновники смертей тысяч украинцев, и в то же время продолжать вкладывать средства в развитие украинской армии, делая ее сильнее.