Каменское в опасности

Каменское в опасности

Специалисты и сотрудники Аульской хлоропереливной станции бьют тревогу: в случае ЧП особо ядовитый отравляющий газ уничтожит значительную часть населения Каменского, полностью все живое в Аулах и близлежащих поселках, нанесет непоправимый вред экологии, став катастрофой национального и мирового масштаба. 15 ржавых емкостей с неизвестным содержимым неустановленного происхождения второй месяц соседствуют с 250 тоннами жидкого хлора на хлоропереливной станции в пгт Аулы (АХПС). А два 800-литровых контейнера (возможно, с жидким хлором) пропали по пути на АХПС. Официальные структуры (за редким исключением) разводят руками.

Опасный груз

Емкости с неизвестным веществом были доставлены на Аульскую ХПС грузоперевозчиком ООО «Компания «Хлортехвод» 10 июня этого года. Как рассказали на предприятии, их привезли по документам как обменную тару от КП «Кременчугводоканал». Однако в дальнейшем выяснилось: «Водоканал» Кременчуга никакого отношения к ним не имеет. Печатей и подписей ответственных лиц предприятия в товарно-транспортной накладной нет, а на внеочередном заседании региональной комиссии по вопросам техногенно-экологической безопасности, собранной по этому поводу, директор «Кременчугводоканала» свою причастность не подтвердил.

Для понимания ситуации: жидкий хлор — это особо опасное боевое отравляющее, высокотоксичное вещество. Поэтому такое предприятие, как Аульская хлоропереливная станция, относится к категории объектов повышенной опасности 1-го класса. Соответственно, и правила применения, хранения, транспортировки хлора довольно строгие.

«Учет емкостей и парка контейнеров ведется исключительно на станции-наполнителе, которой и является АХПС, — рассказал С. Ященко, специалист по финансово-экономической безопасности Аульской хлоропереливной станции. — На каждую емкость есть свой паспорт, ведутся строгий учет и картотека. Потребителям жидкого хлора иметь собственную тару и использовать ее в качестве возвратной категорически запрещается. И это правильно: жидкий хлор — крайне опасное вещество, и если что-то произойдет с емкостью, то и отвечать будем мы. Контейнеры, которые прибыли, не наши, их происхождение нам неизвестно, как и неизвестно, что за вещество находится внутри».

При открытии на площадке приема АХПС в прицепе транспортного средства грузоперевозчика ООО «Компания «Хлортехвод» были обнаружены 15 герметически закрытых емкостей под давлением неизвестного происхождения, со значительными следами коррозии, возможно, поврежденной запорной арматурой и уничтоженными паспортными данными на специальных «набивных» табличках. Специалистами было определено, что внутри находится до 1,5 т какого-то вещества. А два контейнера (по накладной — 17) исчезли…

Вопросы без ответа

Спокойствия не добавляет ряд вопросов, на которые обязаны найти ответ компетентные органы. По факту на сегодняшний день неизвестно:

а) что прибыло в ржавых емкостях на предприятие 1-го класса опасности, на котором в пиковые моменты хранится до 340 т жидкого хлора, способного убить все живое в радиусе десятков километров;

б) каким образом особо опасный груз в таком состоянии пересек три области Украины;

в) куда исчезли две емкости объемом около 800 литров и где они сейчас;

г) как бы использовали ржавые емкости, если бы АХПС не остановила их перемещение, известив силовиков и общественность?

Реакция оперативных служб

По сути, единственной службой, которая оперативно отреагировала на происходящее, стало главное управление Гоструда в Днепропетровской области. В официальном письме структуры, разосланном 14 июня (и продублированном руководством АХПС 16 июля) главам Днепропетровской и Полтавской ОГА, начальникам управлений СБУ в Днепропетровской и Полтавской областях, начальникам ГУНП в Днепропетровской и Полтавской областях, начальникам ГУ ГСЧС в Днепропетровской и Полтавской областях, прокурорам Днепропетровской и Полтавской областей, начальнику управления Укртрансбезопасности в Днепропетровской области, главе Укртрансбезопасности, сказано, что:

— подобные контейнеры с неизвестным веществом внутри равнозначны находкам снарядов времен второй мировой войны и могут быть использованы как оружие массового уничтожения;

— любые перемещения недопустимы;

— для недопущения экологической катастрофы и обеспечения безопасности населения Украины необходимо принятие мер реагирования.

На предприятии рассчитывали на незамедлительную реакцию. По-хорошему, емкости должны были увезти на специальный полигон, подальше от 300 тонн хлора, и обезвредить. Но общение со службами и силовиками свелось к бесконечной переписке — прицеп с емкостями остался стоять под палящим солнцем.

К возврату имущества ООО «Компания «Хлортехвод» грузоперевозчику свелась работа следователя Каменского горотдела Нацполиции Романа Панченко. По его настоянию предприятию вернули тягач, а затем была предпринята попытка вернуть прицеп, в котором лежит чрезвычайно опасный груз, который, как предполагается, может быть использован как оружие массового уничтожения. При этом сотрудников АХПС обязали разгружать контейнеры прямо на площадке, где хранятся тонны хлора.

Следователь Каменского горотдела Нацполиции Роман Панченко

С этим категорически не согласны специалисты ни хлоропереливной станции, ни Главного управления Гоструда в области, заявляя о вопиющей некомпетентности принимавших подобное решение.

Что может произойти?

«Мы не дадим ни своим сотрудникам, ни кому-либо без специальной подготовки работать с этими емкостями, — говорит главный инженер АХПС Игорь Донченко. — Люди даже приблизительно не понимают, что может произойти. Мы не знаем, что находится внутри этих емкостей, а наш персонал и средства защиты нацелены на работу исключительно с жидким хлором. В данный момент на предприятии находится около 250 т этого вещества, а в пиковые моменты — до 340 т. Только одна цистерна, которых здесь несколько, вмещает в себя 57,3 тонны жидкого хлора. Если, не дай Бог, происходит разгерметизация хотя бы одной, то при определенных метеоусловиях глубина зоны заражения составит 19,27 км. Поселок Аулы вымрет вчистую, остальное опустится на город Каменское. Я даже боюсь говорить о количестве трупов. А кроме цистерн здесь еще стационарный склад хлора, в котором, согласно нормативной документации, хранится 200 тонн хлора, плюс 50 тонн в контейнерах, еще 25 тонн — в баллонах и 7 тонн — в наполнительном отделении. И вот представьте: при таком объеме хлора на предприятии находятся непонятные емкости с непонятным веществом. Все озабочены, а тем временем суд и следователь принимают решения, не посоветовавшись со специалистами. Они просто не представляют последствий».

Главный инженер АХПС Игорь Донченко

Аналогичной точки зрения придерживается и военный химик, главный государственный инспектор отдела надзора на транспорте, связи и в химической промышленности управления Гоструда в Днепропетровской области Наталья Грызлова, с которой нам удалось пообщаться во время визита следователя на АХПС: «Неизвестные контейнеры с неизвестным наполнением на объекте повышенной опасности. Вы с ума сошли?! У нас страна в состоянии войны. Вы не слышали, что недавно произошло в поселке Краснопавловка Харьковской области? Речь идет о безопасности нации. Всего 200-граммовая банка хлора... Вы знаете, что это? Это значит, что никто из нас отсюда уже не выйдет — глубина поражения, количество смертей... Вы хоть приблизительно понимаете, что пытаетесь требовать от сотрудников АХПС?! Я сегодня же буду писать рапорт своему начальству в Киев, вплоть до обращения к президенту. Вызовите представителей «Хлортехвода», пускай покажут документы. Откуда вообще в полиции могут знать, что внутри хлор? Я, например, такого не готова утверждать, а на минуточку, я военный химик».

Главный государственный инспектор отдела надзора на транспорте, связи и в химической промышленности управления Гоструда в Днепропетровской области Наталья Грызлова

Что дальше?

На наш взгляд, ситуация требует оперативного вмешательства уполномоченных структур. Крайнее опасение вызывает то, что по дорогам Украины курсируют некие контейнеры, которые могут быть «заряжены» как хлором, так и чем-то иным. Из области в область. Из населенного пункта в населенный пункт. И выходит, никто не гарантирует, что на объекты, подобные АХПС, не попадет, например, взрывчатка в контейнерах. Как показала практика, алгоритма действий в подобной ситуации, похоже, нет.

Наталья Грызлова продолжила добиваться разрешения этого опасного инцидента, используя бюрократический аппарат госсутруктур. На АХПС сидят, как на мине. Мы же призываем силовиков обратить на происходящее внимание.

Для справки. В организме человека хлор ведет себя следующим образом: вступает в реакцию с водой в слизистой оболочке легких с образованием соляной кислоты, которая разрушает живую ткань, приводя к мучительной смерти. Дыхательные системы могут быть защищены с помощью специальных противогазов, да и то не на 100%. Солдаты I мировой войны описывали запах хлора как запах смеси перца и ананаса. Из недавних примеров его применения в войне приводят Сирийский конфликт, в котором его использовали как химоружие.

 

Денис Кравец