Продажа земли: «за» или «против»? - мнение известных каменчан

13 ноября Верховной Радой в первом чтении был принят Проект Закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно оборота земель (в народе — Закон о продаже земли). «Продажа земли: «за» или «против»? — такой вопрос мы задали известным людям на этой неделе.

Ирина Кучер, глава политической партии «Партія Єдності» в Каменском:

— Начнем с того, что рынок земли в Украине есть. Только теневой. Мораторий на продажу позволил нажиться коррупционерам и обеднил казну на 30 миллиардов долларов, по подсчетам специалистов. Рынок земли есть во всех развитых странах. Поэтому я — за. Но! Не в этом виде. И не сейчас. В Украине нет полного реестра земли. А зачем тогда спешить? Не за тем же, чтоб оформить неучтенные земли на кого-то нужного?

 

 

 

Игорь Ильков, создатель «Информационных систем»:

— Скажу глобальнее. Я против продажи стратегических ресурсов государства: земли, энергетики, стратегических предприятий и добычи полезных ископаемых. Это может быть аренда, совладение с государством, но не приватизация. Яркий пример — приватизация энергетики, когда частный владелец выкручивает руки, спекулируя монопольным положением. Вопрос риторический. Как и в случае с энергетикой, это было кому-то выгодно. То же самое будет и с землей.

 

Ростислав Вынар, главврач городской больницы скорой медицинской помощи:

— Я проти цього рішення в тому вигляді, в якому його прийняла Верховна Рада. Сьогодні українці не можуть собі дозволити викупити землю, тому вона потрапить в руки олігархів та іноземців, які діятимуть не в інтересах України. Для українців в цьому рішенні не передбачили можливості захисту своїх інтересів.

 

 

 

Богдан Наполов, начальник управления экологии и природных ресурсов:

— Я категорически против этого решения. Ни о каком рынке украинской земли и речи быть не может, пока каждый гражданин страны не получил принадлежащие ему 2 гектара земли. И в первую очередь это касается льготных категорий.

 

 

Александр Сторожко, руководитель службы охраны «Алабай»:

— Против продажи земли категорически. Сдаваемая в аренду земля часто кормит сельских жителей, так как арендаторы рассчитываются частью урожая. Это позволяет содержать скот и хозяйство. При продаже земли за 2000 долларов у (не будем лицемерить) бедных украинцев ее быстренько отберут. И что дальше? Земли, которые принадлежат государству и гражданам, — невосполняемый актив.

 

 

 

Александр Залевский, секретарь горсовета, представитель ВО «Свобода»:

— Земля сільськогосподарського призначення не може бути товаром! Це наша багаторічна і незмінна позиція. Згідно ст. 14 Конституції України, земля є основним національним багатством, що перебуває під особливою (!!!) охороною держави. Ми отримали її у спадок від наших предків і повинні її передати своїм нащадкам. Особи, які отримали землю у власність законним способом, можуть здавати її у довгострокову оренду громадянам України, навіть із правом родинного успадкування, або ж продати тільки державі за справедливою ціною в особі державного земельного банку. Щодо інших розвинених держав, то у Канаді, наприклад, 90% земель — державні, в Ізраїлі — 91%. В багатьох країнах Європи серйозні обмеження ринку землі, наприклад, щодо кількості продажу в «одні руки» (Німеччина — 400 га, Польща — 300 га).

 

Араик Хачатрян, глава ОСН 2-го микрорайона:

— Продажа земли возможна и имеет место быть. Но каковы «правила игры»? Если земли сосредоточатся в руках крупных агрокомплексов или олигархов — я категорически против продажи. Но если благодаря такому рынку будет развиваться мелкий и средний бизнес и в выгоде останется украинский народ, то, «за». Хочется верить, что за данным решением нашего правительства не стоят завуалированные схемы продажи иностранным компаниям, что приведет к еще большей бедности украинского народа.

 

 

 

Светлана Колисниченко, управляющая делами исполнительного комитета городского совета Каменского:

— Этот вопрос требует детального рассмотрения. В первую очередь, принимая законопроекты, касающиеся земель Украины, необходимо учитывать интересы народа. Если это принесет пользу Украине, то можно поддержать этот закон. Но если это решение несет исключительно коммерческие цели, тем самым нанося ущерб стране и украинцам, то я, конечно, против этого.

 

Владимир Штарк, руководитель «Днепронета»:

— На выборах нам не обещали начинать с продажи земли в такой спешке и без референдума. В принципе, рынок земли открывать надо. Можно разрешить участвовать в нем и иностранцам, но сейчас этого делать пока нельзя. Крупные агрохолдинги могут заставлять людей продавать паи по заниженной цене. Сегодня уже есть подобные рейдеры. Например, топовые доноры партии «Слуга народа». Прямо сейчас они силой захватывают урожай, который вырастили мелкие фермеры, избивая пайщиков и координируя действия полиции и прокуратуры. Можно представить, как они начнут себя вести в случае открытия рынка.

 

 

Андрей Козачек, активист общественной организации «Патриот-2015»:

— Я против такого решения. Пока в Украине идет война с Россией, торговать землями, за которые мы воюем, нельзя. Эта земля полита кровью наших ребят, и в первую очередь мы должны вернуть свои территории и только потом принимать такие сложные решения, как создание рынка земли.

 

 

Михаил Пидгурский, депутат горсовета:

— В успешных странах рынок земли есть. Сопротивляться этому не надо. Другое дело, его нельзя вводить вслепую. Надо серьезно готовить законодательство. В частности, я не сторонник продажи по 200 тысяч га в одни руки. Также закон должен поощрять развитие переработки сельхозпродукции. Это создаст рабочие места. В небольших объемах можно пробовать разрешать покупку земли иностранцам. Пусть вкладывают в нее средства. Нельзя стоять на месте, ведь посмотрите, что делается на земле сегодня: пайщикам платят копейки, и те задерживают. Никакой переработки, а вырученные за урожай деньги — на Кипр.

 

 

Максим Беспальчук, депутат городского совета:

— Сьогодні довкола цього питання дуже багато спекуляції і політики. На мою думку, рішення стосовно ринку землі приймається передчасно та дуже поспішно. Хочу зауважити, що сама ідея створення ринку землі досить непогана, але перш, ніж запровадити втілення цієї ідеї, варто вивчити, як це відбувалося у розвинених країнах, проаналізувати їхні дії.

 

 

Александр Плахотник, лидер городской «Батькiвщини»:

— Я против рынка земли. Украина к этому еще не готова. Нет соответствующего законодательства. Нет банка земли. Форма рынка, которую предлагают сейчас, где разрешено приобретать по 200 тысяч гектаров в одни руки по заниженной цене, приведет к массовой скупке ее крупными корпорациями. А Украине необходимо развивать малое фермерство. И это только проблемы сельского хозяйства. Теперь возьмем горожан. По законодательству, они также имеют право на 2 гектара сельскохозяйственной земли. В случае поспешного открытия рынка землю скупят, и горожане это право потеряют.

 

 

Олег Нагорный, руководитель профсоюза металлургов ДМК:

— Во-первых, земля — это национальное богатство, и вопросы такого масштаба, как рынок земли, должны решаться только на общенациональном референдуме. Во-вторых, необходимо изучить опыт развитых стран. Насколько я знаю, у них с продажей земли строго. В некоторых из них землю можно только арендовать. Право выкупа предоставляется через много лет и то при условии, что исправно платишь налоги и успешно ее обрабатываешь. Если будет такой подход, то я «за». Все остальное приведет к массовой скупке земли корпорациями, в том числе иностранными. Если потеряем землю, как уже разбазарили стратегические объекты, то потеряем государственность. Этого допустить нельзя!