В Каменском в Днепровском суде допросили свидетелей по делу избиения несовершеннолетней девушки

Очередное судебное заседание по делу избиения несовершеннолетней девушки в Каменском состоялось в Днепровском суде 21 ноября. Дело ведет судья Константин Шендрик.

Напомним: обвиняемый Сергей Стрельцов обвиняется по ст. 296 ч. 1 УК Украины (хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка с мотивом явного неуважения к обществу, которое сопровождается особенной дерзостью или исключительным цинизмом).

На заседание явились все стороны – пострадавшая со своим представителем - матерью, обвиняемый Сергей Стрельцов, адвокаты с обеих сторон и свидетели по делу. Также за ходом дела продолжают следить общественники и неравнодушные к судьбе девушки близкие ей люди.

На заседании были допрошены свидетели по делу. Перед дачей показаний свидетели были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных и заведомо ложных показаний.

Свидетелем со стороны потерпевшей была ее подруга Татьяна Бабич, которая в момент инцидента находилась с ней. Прокурор попросила свидетельницу рассказать об обстоятельствах произошедшего. По ходу рассказа прокурор, адвокат со стороны защиты и судья задавали свидетельнице уточняющие вопросы. Больше всего вопросов было со стороны адвоката обвиняемого Ирины Билык. В конечном итоге она обратилась к суду с ходатайством о том, что Татьяна Бабич дает разные показания – якобы те показания, которые она давала в ходе досудебного расследования не совпадают с теми, которые она говорит сейчас. Суд принял во внимание просьбу адвоката Билык.

После в зал суда пригласили свидетеля по делу со стороны обвиняемого Сергея Стрельцова – его друга, который в момент инцидента находился с ним рядом – Романа Агафонова.

Как и ожидалось, защита обвиняемого была построена на том факте, что Стрельцов избил молодую девушку за то, что та, якобы шла по улице и курила. Роман Агафонов утверждал, что мотивом к удару Стрельцова послужил именно этот факт. Почему после Стрельцов продолжил наносить девушке удары в живот, стало такое объяснение, как нецензурная брань со стороны пострадавшей. Якобы это разозлило Стрельцова и ногой он защищался от произнесенных пострадавшей матерных слов. По ходу рассказа свидетелю Агафонову были заданы вопросы адвокатом стороны защиты, прокурором, судьей и представителем пострадавшей. В процессе уточнения деталей рассказа свидетеля накопилось столько неточностей, что прокурор также обратилась к суду с ходатайством о том, что показания в досудебном расследовании и в данный момент судебного заседания имеют существенные расхождения. Так до конца и не стало ясным даже самому свидетелю: видел ли он в руке у пострадавшей сигарету в момент инцидента или нет. Можно отметить, что свидетель был качественно подготовлен стороной защиты к допросу. Но в ходе допроса, где требовалось, помимо заученного текста, наличие определенного интеллектуального уровня и логического мышления, свидетель стал сбиваться с рассказа и уже, вероятно, сам не помнил, что и когда он говорил.     

Допросив обоих свидетелей, суд удалился для принятия решения о дате следующего судебного заседания. Его назначили на 11.00, 13 декабря.

С. Брижа